Наверх
  • 16 ноября, Пятница

ПЕРВОУРАЛЬСК (1941-1945)

Война, как и всякая беда, пришла неожиданно. «О ней говорили, к ней готовились, ее ждали, в душе надеясь – авось пронесет, и все-таки она пришла, обрушилась «как снег на голову». Узнав страшную весть, потоки людей стекались к заводам, рудникам, сельсоветам – везде проходили митинги и собрания. И сразу же в парткомы и военкоматы стали поступать заявления от добровольцев. «Прошу зачислить меня в ряды РККА для совместного подавления врагов всего народа – фашизма, писал в заявлении на имя военкома новотрубник Василий Яковлевич Стольников. – Все силы и энергию отдам для защиты Родины».



Первоуральский динасовый завод. Занятия боевой подготовкой среди рабочих, 6 мая 1942 года, фото из архива музея завода «Динур»

Однако сколь бы решающими не были события на фронтах, судьба страны зависела не только от действий на передовой. Через считанные месяцы после начала Великой Отечественной войны промышленный потенциал СССР оказался уменьшенным практически наполовину, а металлургия и вовсе была отброшена на уровень первой пятилетки. В восстановлении оборонного потенциала совершенно особую роль правительство страны отводило Уралу. Обладая уникальными природными ресурсами, квалифицированными рабочими кадрами и историческим опытом производства вооружений еще со времен Петра I, регион с первых же месяцев войны был выдвинут на роль главного арсенала Красной Армии. И предприятия Первоуральского района сыграли здесь далеко не последнюю роль.

В 1941-1942 годах в Первоуральск и его пригороды было эвакуировано более двух десятков предприятий различного профиля от авиационных конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов до целых заводов, трубопрокатных станов и предприятий легкой промышленности. На Новотрубный и Старотрубный прибыло оборудование с Днепропетровского и Никопольского заводов; на станцию Подволошная пришел эшелон со станками и оснасткой Енакиевского литейно-механического завода (сегодня завод сантехизделий); Динасовый завод принял под свою крышу коллективы с Боровичского, Красногоровского и Пантелеймоновского заводов; на территорию Гологорского рудника вселился Криворожский агрегатный завод «Металлист» (сегодня ПЗГО); на Хромпик было доставлено оборудование из Москвы и Киева; в Билимбае разместились конструкторские бюро и производственные цеха двух авиационных предприятий, московский агрегатный завод, завод резинотехнических изделий; Новоуткинский механический завод принял цех сварочных машин ленинградского предприятия «Электрик» (сегодня завод «Искра»)…

Многие приезжали с семьями. «В Первоуральске нас расселили по квартирам, – вспоминал Иван Иванович Баев. – Тут действовал закон товарищества: имеешь две комнаты – одну отдай. Независимо от количества семьи. Часть эвакуированных устроилась в близлежащих селах: Нижнем, Слободе, Каменке, Новоалексеевке. Колхозники выезжали встречать на подводах, везли с собой хлеб-соль».



Фрезеровщик

Но рабочих рук все равно не хватало. Места ушедших на войну мужчин занимали женщины, старики, дети. Будущий заместитель Сергея Павловича Королева, Михаил Мельников, вспоминая работу в эвакуации, писал: «В Билимбае мы сначала валили лес. Причем меня поставили бригадиром ребят-ремесленников, а это были ребятишки возрастом 14-16 лет, многие девочки и мальчики работали в токарном цеху. Так вот они работали, стоя на ящике, и часто бывало, что один уснет и сваливается с ящика, поэтому все работали одетыми и в шапках-ушанках. У кого не было своей, тому выдавали ватную толстую шапку, чтобы, если упадет, не ушибся сильно».

За первые два года войны население Первоуральска значительно увеличилось. А это имело противоречивые последствия. С одной стороны, повысился удельный вес инженерно-технических работников, квалифицированных рабочих и школьных учителей, что положительным образом отразилось на экономическом и культурном развитии района. С другой стороны, при острой нехватке жилья и продовольствия, это приводило к скученности, антисанитарии, способствовало возникновению бытовых конфликтов и социальных неурядиц.

Городские власти изыскивали любую возможность, чтобы расселить эвакуированных. «После двенадцатичасовой работы на разгрузке оборудования и монтаже люди шли достраивать пятый квартал в Соцгороде, заложенный перед войной, – рассказывал И.И. Баев. В декабре 1941 года сдали восемь домов. В них переселились рабочие из сел. В спешном порядке возводили бараки, санпропускники, переоборудовали школы под госпитали». Сразу же остро встал вопрос, как быть с маленькими детьми? Ведь все существовавшие до войны детские сады и ясли Первоуральска были переполнены. Этот далеко не праздный вопрос был кардинально решен горкомом партии, предложившим освободить под детские сады деревянные коттеджи по улице Герцена.



Председатель женсовета обследует условия быта семей фронтовиков, фото из архива музея «ОАО ПНТЗ»

1942 год стал последним годом жилищного строительства для предприятий. Было сдано в эксплуатацию семнадцать 12-квартирных домов и двадцать пять 32-квартирных общежитий в 6-м и 8-м кварталах. Всего 20000 квадратных метров жилой площади. В дальнейшем жилищно-бытовое строительство в Первоуральске, за исключением механизированной прачечной (бараки и землянки – не в счет), почти прекратилось. Все силы строителей были брошены на возведение промышленных объектов.

Война привела к колоссальному напряжению духовных и физических сил, заставляя людей не только работать, но и жить на износ. Сегодня трудно представить себе те условия, в которых жили и работали первоуральцы в годы войны. Вот только несколько свидетельств: «В цехе №1 нет душевого павильона, и рабочим после смены приходится ходить в баню за тридевять земель, или приходить в общежитие грязными и так проводить время до следующего рабочего дня». «На Рабочей площадке и в Техгороде по 3-4 дня не бывает в колонках воды. Трудящиеся вынуждены делать возле колонок ямы и черпать оттуда сточную воду». «В Техгороде почти на всех улицах нет никакого порядка. Дороги не благоустроены. Вокруг домов – нечистоты, уборные очищаются редко. Грязно и на Рабочей площадке и в других поселках. В Соцгороде по улице Ворошилова в дождливую погоду нельзя пройти». «На Рабочей площадке есть единственная школа №8, в которой обучаются сотни детей рабочих Новотрубного завода и Трубстроя, однако, возле школы нет тротуара, и в распутицу детям приходится буквально тонуть в грязи». «В Соцгороде почти в большинстве квартир не утеплены двери, выбиты стекла, расшатаны рамы дверей, обваливается штукатурка в коридорах и прихожих. Сам вид многих домов ужасен»,– писал в начале марта 1944 года очевидец. «Работники завода живут в отвратительных условиях. В домах по улице Чкалова №8а и по улице Папанина №№19.21 и других нет внутренней штукатурки, полы и оконные рамы не подогнаны, не закончен водопровод, канализация, отопление. Нет сараев». «Новый 32 квартирный барак в Соцгороде заселен преимущественно семьями рабочих и красноармейцев. Состояние же помещения таково, что зимовать в нем нельзя. Стены и потолок в сплошных щелях, дающих возможность каждому жильцу из своей комнаты обозревать комнату соседа».



Вид на бараки «Рабочей площадки» Первоуральского Новотрубного завода. Фото из фондов Архивного отдела г.о. Первоуральск

Еще труднее приходилось рабочим, имеющих маленьких детей. Поскольку потребности населения продуктами обеспечивались не в полной мере, а рынок для большинства был просто недоступен, то многие семьи сами выращивали картофель и овощи. Большим подспорьем в питании таких семей было козье молоко. «В социалистическом городке некоторые жильцы умудряются превратить свои квартиры в подобие конюшен, содержа в комнатах коз, – сообщала заводская газета».

В период военного лихолетья практически стали недоступны товары бытового и культурного назначения. Не хватало обуви, мыла, бумаги, учебников и других необходимых вещей. Предприятия, чтобы поддержать своих работников, были вынуждены буквально все изготавливать самостоятельно. Так и Новотрубный завод в своих цехах и мастерских был вынужден выпускать множество продукции, никак не связанной с производством труб и баллонов, от спичек, мыла и зеркал до тумбочек, табуретов и столов.

Борис Евсеевич Черток, будучи уже заместителем генерального конструктора С.П. Королева, сравнивая прифронтовую Москву и время, проведенное в Билимбае, писал: «В [Москве] в магазинах и столовых все продукты отпускались строго по карточкам. Было далеко не сытно, но никто из десятков людей, с которыми я встречался, не голодал. Во всяком случае, в Билимбае было куда хуже».



Выдача пособий семьям фронтовиков, фото из архива музея «ОАО ПНТЗ»

Но и в самые тяжелые годы люди не теряли присутствия духа. Весной 1942 года в клубе Металлургов был организован первый в Первоуральске джаз-оркестр. Не остались без дел и театральные коллективы. Так, драматический театральный кружок клуба Металлургов летом 1942 года показал зрителям свою новую работу – постановку пьесы М.Горького «Васса Железнова». Не были обделены горожане и вниманием профессиональных театров: 12 сентября 1942 года театр Центрального Дома Красной Армии показал пьесу «Коварство и любовь». Постоянными гостями первоуральцев были артисты Свердловской филармонии. В кинотеатрах шли фильмы: «Свинарка и пастух», «Великий гражданин», «Дочь моряка», «Золотое озеро», «боевые киносборники».

Все войны когда-нибудь кончаются. Закончилась и эта – самая страшная и жестокая война в истории человечества. Петр Ефимович Ненашев, вспоминая утро 9 мая 1945 года, писал: «Мне никогда не забыть ликующего дня Победы. В тот день приостановилась работа, завод замер, словно прислушивался к бурному ликованию. А в вышине простиралось голубое небо, залитое теплом никогда не потухающего солнца. Молодой порослью зеленела земля и как-то по-особенному выглядела Корабельная роща… Весна!».



Подкантовка заготовки, методическая печь ТПУ-140-2, цех №1, 1944 год, фото из архива музея «ОАО ПНТЗ»

За четыре года войны коллектив треста «Трубстрой» четырнадцать раз завоевывал II и III места во всесоюзном соревновании, десять раз у строителей было знамя ВЦСПС и НКЧМ, в 1942 году трест три месяца подряд держал в своих руках знамя Государственного Комитета Обороны. И, наконец, высшей наградой строителям стал орден Ленина (13 апреля 1943 года). Орденоносными стали и другие предприятия Первоуральска. Двумя высокими наградами – орденом Ленина (23 января 1942 года) и орденом Трудового Красного Знамени (31 марта 1945 года) были отмечены заслуги новотрубников. Орденом Трудового Красного Знамени (31 марта 1945 года) был награжден динасовый завод.

Цитировано по: Акифьева Н.В. Первоуральск и окрестности. Наше наследие. – Екатеринбург:Банк культурной информации, – 2011. С 111-120 (избранное).

Рубин Длинный
Это очень старая публикация. Возможность комментирования была отключена.