Наверх
  • 22 ноября, Четверг

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Первая церковь «во имя апостолов Петра и Павла» в Шайтанском заводе была основана в 1748 году «по благословенной грамоте митрополита Тобольского и Сибирского Антония, а освещена 27 апреля 1750 года протоиереем Василием Калиновским по благословлению митрополита Тобольского Сильвестра».

Церковь появилась в заводском поселке не сразу. Это было связано с рядом обстоятельств. Во-первых, основу населения поселка составляли старообрядцы (по терминологии тех лет – раскольники), а они, как правило, официальную церковь не признавали. По духовным 1747 года росписям показано приходских, при Шайтанском заводе дворов всех 88, в том числе раскольнических 55. Во-вторых, строительство здания церкви, ее обустройство, содержание причта, требовали основательных затрат. На частных заводах эти заботы возлагались на заводовладельца, а «лишних» денег в тот период у владельца Шайтанского завода, Никиты Никитича Демидова, не было.

Обычно население вновь построенных заводов приписывалось к приходской общине ближайшего храма. Для шайтанских жителей после пуска завода таким храмом была Георгиевская церковь Чусовской слободы. Приход, к которому были приписаны шайтанские жители, находился на почтенном расстоянии от завода и работным людям приходилось тратить много времени для исполнения церковных нужд, часто во вред заводскому делу. Возможно, именно это обстоятельство послужило одной из причин того, что в июле 1748 года Никита Никитич Демидов через своего приказчика Петра Пименовича Блинова просил митрополита Тобольского и Сибирского Антония (Екатеринбургский уезд принадлежал в те годы к Тобольской епархии) разрешить строительство церкви при Шайтанском заводе.

Церковь была построена деревянная, с одним приделом. «В мае 1759 года в Шайтанской церкви имелись: иконостас в три яруса, резной, золоченый; образ Спасителя, образ Богоматери, на нем оклад и венец с гривной серебряные и под золотом; образ Богоматери, запрестольный, на нем оклад и венец серебряные вызолочены. При церкви имелась ограда с воротами, которые «в летнее время завсегда от входящего скота запирались». Помимо икон церковь обладала достаточным количеством прочих культовых предметов: облачений, утвари, книг. На церковной колокольне было 5 колоколов.

Во время большого пожара, случившегося 22 апреля 1820 года, Петропавловская церковь сгорела. «Огонь так быстро распространился, что в чрезвычайно короткое время до основания уничтожил 73 дома у жителей». В середине XIX века, по инициативе управляющего Шайтанскими заводами, екатеринбургского купца второй гильдии Федора Федоровича Машарова, площадка, где раньше находился алтарь, сгоревшей церкви, была обнесена каменной оградой, а на месте престола воздвигнут первый шайтанский памятник – кирпичная тумба, увенчанная крестом.

Место, на котором стояла первая церковь, находилось в метрах 600-х к югу от новой Петропавловской церкви, примерно там, где сегодня стоит магазин «Пятерочка» (ул. Ленина, 39). При церкви находилось и первое приходское кладбище. Оно было примечательно двумя каменными склепами. В одном был захоронен владелец завода Ефим Алексеевич Ширяев, убитый атаманом Рыжанко в 1771 году. В другом склепе, как писал Александр Топорков, были похоронены «дети Демидова». Возможно, это были дети Василия Никитича Демидова. Во-первых, он единственный представитель рода, живший с семьей при Шайтанском заводе (примерно с 1731 по 1738 гг.). Во-вторых, после первого нападения башкир на Шайтанский завод в 1735 году там оставалось всего «84 души мужского пола», а после второго налета в 1738 году известно, что было убито 35 и ранено 18 шайтанских жителей. Среди погибших могли оказаться и дети Василия Демидова. Мы не останавливаемся на вопросе нахождения склепов, так как эта тема не имеет на сегодняшний день решения.



Петропавловская церковь в Шайтанском заводе, 1847 г., эскиз, ГАСО.

Возведение каменной Петропавловской церкви связано с деятельностью владельцев завода Матвея Филатовича Ярцева и его сына Ивана Матвеевича Ярцева. Новый каменный храм «в хорошем вкусе» был построен в 1821 году у трактовой «сибирской» дороги, к северу от сгоревшей церкви, на правом крутом берегу речки Шайтанки. 22 октября 1822 года по благословлению преосвященного Иустина, епископа Пермского, Петропавловская церковь была освящена. Здание было построено в виде «корабля». Основные компоненты сооружения располагались по линии восток-запад в последовательности: алтарь, трапезная, колокольня.

Вероятно, за основу был взят проект, выполненный губернским архитектором П.Т.Васильевым. К настоящему времени кроме Петропавловской известно еще две церкви такого типа. Это Преображенский собор Николаевского монастыря в Верхотурье, построенный в 1829 году, и Троицкая (Святотроицкая) церковь в Арамиле (1830-1838гг.). Все они заметно отличаются друг от друга, «что говорит о существенных коррективах, вносимых в исходный проект при каждой его «привязке». Петропавловская церковь Шайтанского завода – самая ранняя из них: «заложена 28 августа 1821 года по предложенному размеру: длиною с колокольней 18 саженей (38,4 м.), колокольня высотой 21 сажень (44,8 м.)».

Церковные стены были выложены из кирпича и поставлены на фундамент из дикого камня, который с наружной стороны облицован чугунными плитами. «Главы и восьмиконечные кресты сделаны из меди и вызолочены червонным золотом. Колокольня, построенная на одном основании с церковью, квадратная, об одном круглом слухе, с полуколоннами, превышает церковь своим из белой жести шпилем, который оканчивается, также сделанными из меди и вызолоченными через огонь, главою и восьмиконечным крестом».

На колокольне было девять колоколов. Два из них представляют наибольший интерес. На четвертом и седьмом по величине существовали надписи: «Приложен, сей колокол к церкви святой великомученицы Ирины боярыней Анной Леонтьевной с детьми своими: боярами – Львом Кирилловичем b Мартемьяном Кирилловичем Нарышкиными в том же дворе […] 180 году». Возможно, что это были самые старые действующие колокола в Екатеринбургской епархии (180 год – это 7180 год от сотворения мира, или 1672-1673 от Рождества Христова – авт.). И самые именитые, если такой термин применим к колоколам, потому что Лев Кириллович и Мартемьян Кириллович Нарышкины – это родные дяди Петра I, а Анна Леонтьевна – бабушка императора.

В храме кроме главного алтаря во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла было сооружено еще два придела. Прихожане, желая увековечить имя благотворителей, один придел назвали в честь преподобного Иоанна-списателя лествицы, другой – во имя святого апостола и евангелиста Матфея – небесных патронов Ивана и Матвея Ярцевых.

По завещанию Ивана Матвеевича Ярцева около церкви была устроена каменная ограда, «снизу выложенная чугунными досками, а сверху же поставлены железные решетки чистой слесарной работы». Деньги на обустройство церкви в количестве 30 тыс. рублей ассигнациями были выделены из заводской казны. Не остался в стороне и управляющий Шайтанскими заводами. Личный вклад Федора Машарова составил около 100 квадратных метров бутового камня и 10 тыс. кирпичей, приготовленных им для строительства собственного дома. К 1853 году в храме была обновлена стенная роспись, поправлен иконостас, выкрашены стены и пересланы полы. Церковь снаружи оштукатурили, крышу отремонтировали и покрасили.



Петропавловская церковь, 60-е XX в., Фото из архива музея ОАО ПНТЗ

Петропавловская церковь не обладала большими богатствами. При ней не было ни пашенной, ни луговой, ни даже усадебной земли. Однако, по словам очевидцев, «принимая во внимание хорошую утварь, богатую ризницу и вполне благолепные украшения Шайтанской церкви, последнюю можно отнести к одной из лучших церквей Екатеринбургской епархии».

Известно, что в ограде этого храма находились два склепа. В одном был погребен священник Иоанн Ефимов, захороненный у южного алтаря 28 августа 1861 году. Во втором – священник Александр Александрович Топорков, умерший 21 мая 1911 года. Более определенных сведений о местах захоронений у нас сегодня нет. Странно, но при устройстве котлована под новую церковь в 1990 году, официальных сообщений о находке и вскрытии могил не было.

Кроме православного храма в Шайтанском поселке существовала старообрядческая часовня, построенная в 1790 году. Она находилась в огороде одного жителя, недалеко от первой деревянной церкви. В 1836 году старообрядческая часовня вместе с иконами и книгами была передана первым Шайтанским единоверцам. Эта часовня просуществовала до 1851 года. Тогда же на средства владелицы завода – Елизаветы Ивановны Николевой была построена новая единоверческая часовня. Она была деревянная и не имела колокольни. Место часовни Александр Топорков определял «…на так называемой Каменной горе, вне селения, по левую сторону трактовой дороги, саженях 100 (213,4 м.) от нее…». Часовня служила единоверцам недолго, в октябре 1858 года она сгорела. На месте сгоревшей часовни в 1859 году была основана новая единоверческая деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла. Освящен единоверческий храм был 1 октября 1861 года.

Кроме двух церквей вблизи поселка находились три часовни. Одна – в честь святых Кирика и Иулиты была построена в память избавления от «чумной эпизоотии», другая – во имя Вознесения Господня. Была еще большая часовня с колокольней в деревне Талица.

Взаимоотношения между советской властью и верующими складывались неоднозначно. С одной стороны, к 1923 году произошло отделение церкви от государства, но с другой стороны, власть, используя любой повод, продолжала активно вмешиваться в церковные дела.

Первый удар по церковной самостоятельности был нанесен в период голода 1921-1922 годов. 16 мая 1922 года комиссия по изъятию церковных ценностей в составе: председателя первоуральского волисполкома Злоказова, члена церковного совета Костина, священников Петропавловской церкви Старцева и Пузырева, дъякона Попова, представителя от собрания верующих Борисова составила акт об изъятии церковных ценностей из Петропавловской церкви.
Было изъято:

«крестов серебряных – три, весом 6 фунтов 56 золотников;
крышки от Евангелия – пять, весом 7 фунтов 20 золотников;
сосудов серебряных – два, весом 3 фунта 66 золотников;
дискосов серебряных – два, весом 1 фунт 38 золотников;
звездицы серебряные – две, весом 56 золотников;
тарелочки серебряные – четыре, весом 91 золотник;
кортцы серебряные – два, весом 38 золотников;
дарохранительница – одна, весом 2 фунта 14 золотников;
трехсвечник серебряный – один, весом 1 фунт 15 золотников;
риз от иконостаса – две, весом 33 фунта 10 золотников.
Всего изъято церковных ценностей: 1 пуд, 17 фунтов, 40 золотников». (23,5 килограмма – авт.).

С 1924 года и до закрытия церковь была Сергиевской ориентации.
1929 год стал переломным для прихожан Петропавловского храма. Вопрос стоял о прекращении богослужения, закрытии церкви и передаче здания под школу II ступени. Разбив поселок на районы и участки, бригады партийных агитаторов методично внушали рабочим и «неорганизованному населению», что школе необходимо здание, а верующие, если возникнет желание помолиться, могут это сделать и дома.



Петропавловская церковь, 1974 г. Фото из архива музея ОАО ПНТЗ

Некоторые коллективы пошли еще дальше. Так рабочие и служащие артели «Трудовик» на своем общем собрании постановили: «К старому рождеству 1929 года церковь отобрать под школу девятилетку, а колокола сдать в пользу индустриализации».

«Не повезло» и Первоуральским единоверцам. Они не только лишились своего молитвенного дома, но и настоятеля. В июле 1930 года 49-летний священник Петропавловской единоверческой церкви Василий Петрович Трофимов был осужден и приговорен к 5 годам «концлагеря».

В 1935 году в каменном здании церкви был открыт звуковой кинотеатр «Горн» и краеведческий музей с живым уголком. После войны здание еще не раз перепрофилировали. В 1952 году, потеснив краеведческий музей, туда вселился колбасный цех. В начале 70-х фабрика переехала в новое здание. И не стало больше желающих обрести кров под церковным куполом. Только несколько старых берез, стоя в молчаливой шеренге, сохраняли свою преданность изуродованному зданию, и, как немой укор, смотрели на проезжающие по тракту машины, пустые глазницы окон.

В августе 1974 года специальная комиссия произвела осмотр и определение технического и архитектурного состояния бывшей церкви по улице Орджоникидзе, 1. Выводы комиссии: «В настоящее время здание не эксплуатируется ввиду его аварийного состояния. По своему месторасположению здание бывшей церкви просматривается с главных въездов в город Первоуральск и на фоне общегородской застройки оставляет неприглядное впечатление. Комиссия рекомендует кирпичное здание бывшей церкви снести и на месте его разбить сквер с посадкой декоративных древесно-кустарниковых пород и высадкой цветов». Существовал и другой повод, – якобы, слишком крутая горка мешает дорожному движению, а аварийное состояние церкви не позволяет провести дорожные работы надлежащим образом.



Документ из архива.

О необходимости строительства нового храма разговоры начались еще в 80-е годы XX века, но воплотить замысел оказалось непросто. Большая проблема была с проектом. Во-первых, устарели законы по охране памятников архитектуры. Во-вторых, образовался разрыв в творческой и ремесленной практике проектирования и возведения подобных сооружений. Существующая школа подготовки архитекторов только начинала тогда присматриваться к сложнейшей области проектирования – храмовому строительству. Типовых проектов церквей не существовало, да и ВУЗы не выпускал специалистов такого профиля. «Спасибо бывшему главному архитектору города Валерию Александровичу Кухте, – писал Александр Власович Аболенцев, – сначала он взялся сам проектировать, но потом обстоятельства изменились, и он порекомендовал обратиться к хорошему специалисту из Екатеринбурга Л. В. Соловьеву».

Еще перед началом строительства верующим пришлось столкнуться с множеством проблем. И важнейшая из них – финансовая. Часть средств нашли прихожане, другую выделила епархия. Потом долго решали задачу с материалами. Был нужен специальный, сплошной кирпич, но его найти не удалось. Выручили кирпичники Ревды. Затем встал вопрос: кто возьмется строить? «У строителей своих дел невпроворот, – вспоминал отец Виктор (в миру Виктор Абрамович Махонин), – а кооператив – организация ненадежная. Решили применить советское изобретение – хозспособ. Пригласили опытных специалистов, в основном пенсионеров (Якова Яковлевича Фота, Александра Ивановича Сыропятова, Ивана Семеновича Мухлынина), плотников, столяров – всего 9 человек».

Кстати, вариант строительства церкви на старом месте был не единственным. Существовало еще два проекта (один – в поселке Ельничный, другой – на окраине Шайтанки). Но от них отказались. В первом случае – далеко от городских кварталов, а во втором – близко подпочвенные воды. Немаловажную роль в выборе места сыграли и соображения преемственности.



Петропавловская церковь, осень 2007 г. Фото Анастасии Акифьевой

28 июня 1990 года произвели закладку первого камня, а кладку стен начали в мае 1991 года. К зиме успели выложить стены и накрыть крышу. Следующей весной продолжили строить – терпеливо и упорно. 15 января 1993 года архиепископ Свердловский и Курганский Мелхиседек освятил новый Петропавловский храм.

Цитировано по: Акифьева Н.В. Первоуральск и окрестности. Наше наследие. – Екатеринбург:Банк культурной информации, – 2011. С 229-244.

Длинный Продакшн
Это очень старая публикация. Возможность комментирования была отключена.