Наверх
  • 19 декабря, Среда

УРАЛЬСКИЙ ХРОМ, ШВЕДСКИЙ БАРОН И КОРОЛЕВСКИЙ ГАМБИТ (эпизод первый)

К 100-летию ЗАО «Русский хром 1915»….

«Есть гении, которые проявляют себя где угодно, могут и в шахматах, но это – случай. Они могут проявить себя в чем угодно…». Виктор Корчной

Казалось бы, какая связь между производством хрома и древней интеллектуальной игрой? На первый взгляд, никакой. Но не будем спешить с выводами.

В шахматной среде с далеких чигоринских времен, бытует мнение, что на громадной территории от Урала до Тихого океана шахматные гении жить, а уж тем более работать на промышленном предприятии не могут. Нет, мол, таких примеров. Ну, что сказать, от Урала до Дальнего Востока, может, и нет, а у нас на Хромпике – пожалуйста.



Карл Вильямович Розенкранц, Санкт-Петербург, 1890-е годы. Фото из семейного архива Юлия-Карла Розенкранца

Далекий 1932 год. Лучшие шахматисты Урала, Сибири, Башкирии, Казахстана съезжаются в Свердловск, чтобы принять участие в Урало-Кузбасской спартакиаде, посвященной успешному завершению 1-й индустриальной пятилетки. Честь Первоуральска на этих соревнованиях защищал инженер бюро рационализации Уральского Хромпикового завода – Карл Вильямович Розенкранц. По описанию современников, это был «пожилой человек, отличавшийся какой-то старомодной вежливостью». Обладая необыкновенной памятью, «он мог в слепую, не глядя на доску, играть одновременно против шести шахматистов и очень редко проигрывал». Несмотря на свой преклонный возраст, этот пятидесятипятилетний ветеран лихо закручивал головоломные гамбиты, бесстрашно жертвовал фигуры и с необыкновенной легкостью побеждал всех своих соперников на шахматной доске.

Еще больше Карл Вильямович изумил участников и зрителей спартакиады, соревнуясь с молодежью в беге, прыжках в высоту, стрельбе, плавании и других видах спорта. Удивлению многочисленных зрителей и участников спартакиады не было границ, когда высокий, худощавый, широкоплечий, седой ветеран победил своих более молодых соперников и в этих видах спорта, обеспечив тем самым абсолютную победу команде Урала…

1929 год. В связи с общим промышленным подъемом в стране резко вырос спрос на продукцию Уральского Хромпикового завода. Реконструкция старого завода не снимала проблему. Поэтому правительство решило, что одновременно с реконструкцией старого предприятия необходимо начать строительство нового Хромпикового завода мощностью 660-700 тонн продукции в месяц. 26 мая 1929 года строительство перешло в практическую плоскость – началось рытье котлованов. Тогда же на заводе стали появляться «спецы» старой, «дореволюционной» закваски. Это были горные техники, горные инженеры, инженеры химики и даже физики-математики. Их национальный состав был таким же пестрым, как и их профессии, – русские, евреи, немцы, украинцы, белорусы, один латыш и один русский швед – уже знакомый нам по Урало-Кузбасской спартакиаде Карл Вильямович Розенкранц.



Карл Розенкранц (слева) и Михаил Чигорин (справа) Шахматная партия между Карлом Розенкранцем и Михаилом Чигориным на 2-ом всероссийском турнире в Москве, 1900 год. Фото из семейного архива Юлия-Карла Розенкранца

Карл Розенкранц (August Karl Rosenkranz) родился 1 (14) июня 1876 года в Либаве (Курляндская губерния Российской Империи). Его отец, Фридрих-Вильям Розенкранц (Friedrich William Rosenkranz) был мастером-хлебопеком и членом муниципалитета Либавы. Обучение Карл начал в Либавской Николаевской гимназии. Аттестат об окончании гимназии был ему выдан 3 (16) июня 1895 года, а уже в августе 1895 года Карл Розенкранц был принят на отделение естественных наук физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1898 году, после смерти отца, Карл был уволен из университета «за невзнос платы». Несостоятельный студент был вынужден уехать в Берлин, где продолжил обучение на химическом факультете Берлинского университета.

Григорий Исаакович Рогальский, знакомый с Карлом Розенкранцом по совместной работе на Уральском Хромпиковом заводе, об этом эпизоде его жизни рассказывал так. «Для того чтобы иметь средства к существованию и выплатить плату за обучение, молодой Карл решил использовать свою незаурядную физическую силу, длинные руки, огромные кулаки и высокий рост. Благо в то время в Берлинском цирке большой популярностью у любителей острых ощущений пользовались кулачные бои – прародители современного бокса. На потеху пресыщенных всякими зрелищами господ из фешенебельной знати и немецких бюргеров – здоровенные парни и мужики разбивали друг другу в кровь носы, выбивали зубы, обрывали уши и до потери сознания занимались избиением. Для пышущего здоровьем Карла пару лет такие бои проходили сравнительно безболезненно и обеспечивали скромное существование в огромном городе. Но однажды ему пришлось встретиться с негром Джонсоном – еще более высоким и сильным парнем. После восьми раундов напряженного боя Карл начал горячиться и делать ошибки. Соперник этим воспользовался и нанес два сокрушительных удара в голову. Зеленые круги поплыли перед глазами Карла, и он надолго потерял сознание. После того как молодой студент очнулся, выяснилось, что у него перебиты слуховые нервы и он практически оглох. На всю жизнь Карл остался глухим на правое ухо и плохо слышал левым. При разговоре с собеседником ему приходилось для улучшения слышимости прикладывать к левой ушной раковине ладонь левой руки».



В заводской лаборатории, 20-е годы XX века. Фото из фондов музея ЗАО «Русский хром 1915»

После окончания Берлинского университета Карл Вильямович вернулся в Санкт-Петербург, где продолжил прерванное обучение в Санкт-Петербургском университете. Диплом 1 степени об окончании Санкт-Петербургского университета по естественному разряду физико-математического факультета был выдан Карлу Вильямовичу 13 сентября 1904 года. Он был оставлен при университете для приготовления к профессорской деятельности. Во время обучения в Санкт-Петербургском университете Карл Вильямович работал гувернером в семье купца Франца Грёнроза, где познакомился со своей будущей женой, Лидией. Несмотря на то, что отец Карла, Фридрих Вильям в церковных книгах бароном никогда не величался, в семье Грёнроз все считали его младшим сыном барона, не получившим наследства.

Окончание следует

Автор благодарит Юлия-Карла Вольдемаровича Розенкранца, «шведа по паспорту, но русского до кончиков волос», за информацию и предоставленные фотографии.

Источник: Акифьева Нина. Уральский хром, шведский барон и королевский гамбит / Новая еженедельная газета № 31. 14 августа 2014.

Рубин Длинный
Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь.
Последние записи блогов

Горка

  • 16.12.2018
  • 7

Welcome!

  • 12.12.2018
  • 23

Premium TV

  • 10.12.2018
  • 13

25 км

  • 10.12.2018
  • 9