Наверх
  • 21 августа, Вторник

«БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ…»

В конце декабря 1935 года в редакции первоуральской газеты «Под знаменем Ленина» появился новый редактор. Звали его Борис Александрович Грязных. Смена редактора мало кого удивила в Первоуральске, несмотря на «детский возраст» газеты, место редактора становилось вакантным не первый раз. Как раз перед назначением Грязных один из бывших редакторов «Подзнаменки» М.И. Катугин был арестован и заклеймен как «тонко замаскировавшийся лютый враг советской власти».

Если бы Грязных знал, куда, а главное, в какое время занесла его судьба… В конце 1936 - начале 1937 годов «чистые руки» местных стражей революции «в ежовых рукавицах» держали за горло всех партийных и хозяйственных руководителей города. Арест 1-го секретаря Первоуральского райкома Чернецова Петра Николаевича не прошел бесследно. Управляющий трестом «Трубстрой» Мамишвили Людвиг Степанович приговорен к расстрелу. Секретарь партийной организации Билимбаевского динасового завода Михалев Сергей Иванович исключен из партии и приговорен к ИТЛ (в феврале 1938 года приговор заменен расстрелом). Управляющий титано-магнетитового рудника треста «Востокруда» Двойников Григорий Константинович приговорен к расстрелу… Список руководителей, пострадавших от репрессий, впечатляет. От директоров заводов: Белоусов (Билимбаевский труболитейный), Генак (НУТЗ), Росман (Первоуральский динасовый), Сафронов (трест Трубстрой), Козменко (Гологорский рудник), Ровинский (трест «Пищеторг»), до руководителей городской администрации и начальников производственных отделов: Есиков (райком ВКП(б)), Сундуков (горисполком), Беккер (секретарь парткома НУТЗ), Уткин (трубопрокатный НУТЗ), Ромен (трубопрокатный НУТЗ), Шкабатур (волочильный НУТЗ) Шафир (Первоуральский динасовый), Самсонов (НУТЗ), Юшков (Билимбаевский труболитейный), Кушцель (НУТЗ), Муравский (НУТЗ), Кондаков (НУТЗ)…




К февралю 1937 года были исключены из партии все члены чернецовского бюро ГК кроме одного, Грязных, главного редактора городской газеты. Это обстоятельство не давало спокойно спать начальнику отделения НКВД лейтенанту Трепову. «Он резко обвинил новый состав ГК в близорукости, безапелляционно заявив, что я – законченный враг, – вспоминал Грязных. У Трепова потребовали доказательств, он ответил, что не может их дать – это повредит следствию и требование доказательств он рассматривает как выражение недоверия органам НКВД. Заявление Трепова походило на угрозу. 14 ноября 1937 года, вопреки фактам, основываясь на необоснованном обвинении, бюро ГК исключило меня из партии (27 ноября последовал арест – НВА). Помню, решение ГК не очень меня взволновало. Вины на моей душе не было. Я был твердо убежден, что, если не обком, то ЦК восстановит меня в партии, а Трепов будет привлечен к ответственности…».

Наивный, он тогда даже не представлял масштабов репрессий и методов следователей НКВД

Вспоминая в 1951 году то первое следствие, Грязных писал: «Много раз терял я мужество и готов был написать что-нибудь требуемое от меня. Но это «что-нибудь» было бы отъявленной ложью. А лгать я не умел. И это неумение лгать спасало меня в течение нескольких месяцев «следствия». Тогда следователь прибег к последней мере. При мне был выдан ордер на арест моей жены, беременной и имеющей на руках сына пяти лет. Вот тогда я сделал свое первое в своей жизни преступление перед партией, потерял остатки мужества и, пожертвовав своей коммунистической непреклонностью ради спасения жены и детей, подписал следовательское сочинение».

2 августа 1938 года Борис Александрович Грязных получил свой первый приговор: «За контрреволюционную троцкистскую деятельность заключить в ИТЛ сроком на восемь (8) лет».

Далее цитирую писателя Александра Бирюкова (Бирюков Александр. Безумный марш под знаменем Ленина: (поединок с системой, длившийся 22 года) / А. Бирюков // Вечерний Магадан. - 1992. - 7 нояб -19 дек.)

Судьба уготовила ему испытание, забросив в гиблый Колымский край. «Колыма 1938 года и несколько последовавших за ним лет представляла собой жуткое явление, – писал Грязных. Здесь методически осуществлялась политика крайнего морального угнетения и физического истребления политических заключенных, в результате которой сотнями, если не тысячами, погибали люди, подобные мне. Такая политика в корне расходилась с провозглашенными партией принципами отношения к людям. Естественно, что я вскоре стал бороться против такой политики».

«Вывод, к которому приходит Грязных: «СССР – страна государственного капитализма, по образу правления относящаяся к категории фашистских стран. Сталин и его приспешники уничтожили все, что свойственно диктатуре пролетариата, и насадили свою собственную диктатуру над всем трудовым народом». «Машинист локомотива революции» загнал российскую (а в известной мере и международную) революцию в глубокий тупик. Есть ли выход из этого тупика? Да. Есть. Сверху – изменение в составе государственного руководства, с соответствующими изменениями в политике; Снизу – революционное выступление масс, сметающее все язвы сталинщины». «Вдумайся в эту ситуацию: заключенный Севвостлага, только-только переживший самый тяжкий период своей истории, ищет выход-спасение не для себя – для всей страны».

Заключенный Грязных подробно разрабатывает план действий. «Подлинные ленинцы наследники поколений, уничтоживших царизм и установивших диктатуру пролетариата, должны в такой обстановке вести яростную борьбу за уничтожение кровавой сталинщины и восстановление настоящего ленинизма, как в теории, так и в практике советского государства. Параллельно с тем, что будет делаться на воле, мы должны подготавливать бой за ленинизм, против сталинской реакции. Учитывая конкретные колымские условия нашего местопребывания и положения, нашей задачей является физическое и моральное сохранение кадров ленинизма, если возможно, то и количественный и качественный рост этих кадров».

Процесс получил название «Горное дело». К ответственности по делу кроме Грязных были привлечены еще шесть человек. «Все они, в той или иной степени, были связаны с Грязных и, как доказало следствие, разделяли его взгляды».

Вердикт в отношении Б.А. Грязных и его соратников был вынесен Военным трибуналом войск НКВД при Дальстрое в сентябре 1942 года: «Под руководством обвиняемого Грязных создали контрреволюционную организацию, написали программу борьбы с Советской властью и ВКП(б). Ставя своей целью свержение Советского правительства и существующего строя в СССР путем вооруженного восстания, для чего вербовали в свою контрреволюционную организацию уголовно бандитских элементов и осужденных за контрреволюционные преступления. Данная контрреволюционная организация, распространяя свои идеи, изложенные в программе «Горное дело» вела активную контрреволюционную пропаганду и агитацию среди заключенных лагеря. Своими действиями обвиняемые совершили преступления, предусмотренные статьями 58-2, 58-10 ч.2, 58-11 УК РСФСР. Военный трибунал приговорил всех обвиняемых «к расстрелу без конфискации имущества за неимением такового у осужденных». В ноябре 1942 года расстрел был заменен десятью (10) годами лишения свободы.

20 сентября 1950 года на Грязных была составлена справка об освобождении из лагеря «по отбытии наказания с зачетом рабочих дней». 10 марта 1951 года он вышел из лагеря на поселение. За плечами были два приговора и двенадцать лет неволи. «Новый арест, произведенный 23 июля 1951 года, был для Грязных полной неожиданностью, – писал Александр Бирюков. В ноябре 1951 года, Военный трибунал войск МГБ при Дальстрое рассмотрел третье дело по обвинению Б.А. Грязных (по тем же статьям Уголовного кодекса 58-2 и 58-10 ч.1) и осудил его на 25 лет лишения свободы в ИТЛ. «Старый» зэк Николай Михайлович Шестопал вспоминал: «Сдружился с очень интересным человеком, настоящим коммунистом – Грязных (они встретились в лагере в 1955 году). Уральский рабочий, потом слушатель ВПШ, культурный партработник. Он знал, за что боролся и за что сидел…».

Времена менялись. В апреле 1956 года судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда исключила из обвинительного заключения статью 58-2. Новый приговор был мягче – 6 лет лишения свободы, из них первые два года – в тюрьме. 28 августа 1956 года Комиссия Верховного Совета СССР на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1956 года постановила: а) осуждение Грязных А.Б. в 1937 году считать необоснованным и реабилитировать его в этой части; б) судимость по приговору 1942 года снять, однако без реабилитации осужденного по данному приговору; в) по приговорам 1951 и 1956 годов, ввиду нецелесообразности дальнейшего содержания, осужденного от наказания освободить.

Осенью 1956 года Грязных возвращается домой в Первоуральск и устраивается на Новотрубный завод. Он не отказался от борьбы с системой. В июне 1957 года он снова арестован. В сентябре того же года судебная Коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев пятое по счету уголовное дело по обвинению Грязных по ст. 58-10 ч.1 (возводил злобную клевету на коммунистическую партию Советского Союза, общественный и государственный строй…), приговорила Грязных к семи (7) годам лишения свободы. «Вот тогда и написал он эту страшную, исполненную отчаяния кассационную жалобу: расстреляйте меня, раз не хотите понять моих попыток наставить партию и правительство на истинный путь, – расстреляйте меня!». Его не расстреляли, его отправили в психушку, назначив «меру медицинского характера – принудительное лечение в специальной психиатрической больнице с изоляцией, оставив ему меру пресечения содержание под стражей». На два года местом заключения Грязных стала Казанская тюремная психиатрическая больница МВД СССР.

Борис Александрович Грязных вышел на свободу в феврале 1960 года, через 22 с половиной года после своего первого ареста. «Два с лишним десятилетия непрерывной, смертельно опасной борьбы и не было над головой зека Грязных никакой «сферы», не было никакой силы, защищавшей, спасавшей от расправы – той, к примеру, что пользовались диссиденты в нашей стране в шестидесятые-семидесятые годы, – отмечал Александр Бирюков».

Жить на свободе Борису Александровичу Грязных оставалось 10 лет. 31 июля 1971 года он упокоился на Первоуральском городском кладбище.

Автор публикации: Н. В. АКИФЬЕВА ©

Источники: Бирюков Александр. Безумный марш под знаменем Ленина: (поединок с системой, длившийся 22 года) / А. Бирюков // Вечерний Магадан. - 1992. - 7 нояб ; Вечерний Магадан. - 1992. - 14 нояб ; Вечерний Магадан. - 1992. - 21 нояб ; Вечерний Магадан. - 1992. - 28 нояб ; Вечерний Магадан. - 1992. - 5 дек ; Вечерний Магадан. - 1992. - 12 дек ; Вечерний Магадан. - 1992. - 19 дек.

Сандлер А. С., Этлис М. М. Современники ГУЛАГа : Книга воспоминаний и размышлений. - Магадан : Кн. изд-во, 1991.

Рубин Длинный

Комментарии (10):

BETEPAH
+472

Ужас.....22 года ни за что....

RStiefel
+59

круть, не подозревал, что такие люди вообще существуют...

"Гвозди б делать из этих людей:

Крепче б не было в мире гвоздей". (не Маяковский)

sasa
+4

Надо больше человеческих историй!!вот что поднимает дух справедливости

+48

Интересно, а что с семьей? Супруга дождалась?

HBA
+161

что с семьей?

У меня нет данных о семье Бориса Грязных, в книге памяти Свердловской области информации о членах семьи нет.

Супруга дождалась?

По косвенным признакам – да.

HBA
+161

Из материалов следствия известно, что Борис Александрович Грязных родился в 1908 г. в Екатеринбурге в семье служащего: "Отец мой работал инженером транспорта, в 1910 г. он умер. В 1916 г. умерла мать, я воспитывался в детском доме. В 1923 г. я закончил 7 классов и поступил на рабфак, вернее в техническую школу в городе Свердловске, которую в 1925 г. окончил, получив специальность инструктора школы ФЗУ. До 1927 г. работал бригадиром сборочного цеха машиностроительных мастерских Центроспирта. По решению Свердловского райкома ВЛКСМ я был направлен на работу в редакцию газеты «Уральский рабочий», где работал в должности репортера технического отдела до 1929 г. Затем поступил на работу слесарем металлургического завода в городе Лысьва Молотовской области, где проработав один год был назначен секретарем газеты «Искра». По указанию ЦК ВКП(б) я был взят на работу в секретариат газеты «Правда», где работал до конца 1934 г.. В конце 1935 г. был переведен в город Первоуральск, где работал редактором газеты «Под знаменем Ленина» до 16 февраля 1937 г. Затем поступил на работу в Первоуральский трубный завод. 17 ноября 1937 г. я был арестован" Источник: Бирюков Александр. "Безумный марш под знаменем Ленина"

Moskvich
+129

Москвич интересуется, а кто расстрелял Мамишвилли? Может быть Редькин С. И.?

HBA
+161

кто расстрелял Мамишвилли?

В следственных делах фамилии палачей не указываются.

Редькин С. И.?

Эта фамилия мне ни о чем не говорит.

sasa
+4

Тоже не давно начал читать произведения А.В.Чаянова, умный человек, агроном, краевед москвы, тоже был по началу за коммунистов!! В итоге в какой то степени он стал не удобен системе и в 1930 году его обвинили в том что он состоит в крестьянской партии, ложные доносы и клевета, тюрьма и ссылка, а затем в 1937 расстрел!! После канешно друзья просили прощения за доносы, но это уже ни кому не помогло!! 30е годы это было жесть!!

По таким людям нужно писать книги и снимать кино

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь.
Последние записи блогов

Mamma Mia! 2

  • 21.08.2018
  • 0

Детское

  • 20.08.2018
  • 3

Надо

  • 12.08.2018
  • 4