Наверх

НИКИТА НИКИТИЧ ДЕМИДОВ (МЛАДШИЙ) КАК ЗЕРКАЛО РУССКОГО КАПИТАЛИЗМА

Одновременно со строительством Верхнешайтанского завода Никита Никитич Демидов младший (внук легендарного Демидыча и муж Софьи Алексеевны) получил разрешения на строительство еще трех заводов. В июле 1759 года Шайтанская заводская контора объявила о намерении заводовладельца «на означенном шихтмейстером Костроминым Азяш-Уфимском месте завести плотину и построить для плавки чугуна две домны, да для ковки железа двенадцать молотов». В марте 1760 года был получен разрешительный указ на постройку доменного и молотового производства на реке Кеолим. В августе 1760 года Берг-коллегия вынесла еще одно положительное определение на строительство передельного завода и лесопильной мельницы на речке Шемахе. Но главное, требовалось «поставить на ноги» Кыштымские и Каслинский заводы.



На старом уральском заводе, художник П. Ф. Худояров, 1830-е годы.

Судя по масштабности поставленных задач, Никита младший хорошо усвоил науку «демидовских» университетов. Получив такие специфические знания, он получил и соответствующее воспитание. Выразительный портрет сего энергичного промышленника, рельефно проступает после ознакомления с его поздней перепиской с заводскими приказчиками.

Многословные письма его, как правило, насыщены бранью, хамством и угрозами. Вот характерный образец его эпистолярного стиля: «Письмо от Вас, плутов и расплутов нетерпимых прикащиков, получил, на которое репорты впредь писать буду. А теперь коротко, только то подтверждаю, что не думать Вам и не мыслить, проклятым и распроклятым, о том, как Вы о штрафах пишите и визжите, ибо точно за такие Ваши мысли и визжания, Божусь Богом, вдевятеро Вам точно достанется, ежели весь тот штраф и наказание все сполна выполнить не поторопитесь. Чюдно, странно и нечестиво зачали Вы думать и марать к неописанному моему удивлению и так явно боярину противиться, что я слажу с Вами уже добре и научу Вас, как должно покоряться в силу Божеских и государских законов. И для того караванному Тихону со товарищи в самой скорости весь денежной штраф на них в силу моих подтверждений все сполна точно и верно и непременно исполнить, а то Вас, караванных самих, как раков, раздавлю… А прочие все Ваши резоны в нынешнем письме о выходах доменных угольных и в молотовых в железе, якобы не можно 300000 пу[дов] наделать, яко самые проклятейшие и бесстыдные бросил все в дерьмо и потоптал ногами. Цыц о всем так не токмо думать, но и мыслить, а то зело, зело и зело худо и весьма зло Вам будет… На подлинном подписано: Никита Демидов. 22-го февраля 1787-го года, Санкт-Петербург».

О всяком явлении следует судить в сравнении с другими. В период владения Шайтанскими заводами и вплоть до начала крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева архивные материалы эпистолярного жанра от Никиты Демидова младшего весьма скупы и фрагментарны, а их тон сугубо деловой. С одной стороны, функции надзора на месте исполняли близкие родственники. С другой стороны, его личные инспекции на уральские заводы в то время не были исключительным явлением. Зато поздние письма его, исполненные гнева на нерадение своих подчиненных в их стремлении «набить собственные карманы» в ущерб интересам заводовладельца, многочисленны и объемны. К тому же язык этих писем разительно отличается, например, от стиля «билимбаевских заводчиков» Строгановых. Случись, например, Софье Владимировне Строгановой редактировать выше приведенное послание, она, вероятно, просто ограничилась бы призывом посовеститься. Ладно, Строгановы – они аристократы, Европой вскормленные и либеральных идей вкусившие. Но ведь и в письмах отца Никиты, прошедшего, казалось бы, огонь, воду и медные трубы, такое гневное и обильное многословие не встречается.

К слову, о строгостях Никиты Никитича младшего следует заметить, что особо он не жаловал именно приказчиков, вменяя им в вину мошенничество, воровство и плутовство. Можно, конечно, все свести к культурному облику нашего героя. Ну не обладал заводчик «высоким штилем» речи и позволял себе в отношении подчиненных писать подобные письма, ибо были они его крепостными. А были ли у заводчика веские причины подозревать своих приказчиков в столь неблаговидном деле? Статус приказчика не позволял ему заниматься предпринимательской деятельностью и получать дополнительную прибыль. Так что, кроме довольствия, получаемого от хозяина, других средств повышения своего жизненного уровня, заводские служащие, как правило, не имели. Зато имели возможности распоряжаться ресурсами хозяина по собственному усмотрению и к собственной выгоде. Заводчик, если он не дурак, знал о существовании проблемы и решал ее в меру своих умственных способностей и этических наклонностей.

В письме от 4 февраля 1775 года Демидов пишет приказчикам: «Выходами всеми вижу, Вы, спафеи, совсем сбились к великому Вашему стыду, из чего явно видна Ваша неприлежность к лучшему смотрению и очевидное нерадение к господскому добру. Когда Вы, проклятые нечестивцы такие, Бога не боитесь, то хотя бы стен устыдились. Как доменные суточному чугуну, так и из куч коробов угля, выходы самые препакостные. А в молотовых из крицы недоделы самые премерзкие. Берегись, нечестивый Блиненок, вижу, тут мудрости суще плутовские. Ребра не оставлю за такие неслыханные мерзости и уже не пеняй тогда, когда жилище твое все разрою, хотя б о малом таком плутовстве твоем узнаю…»

С некоторых пор Никита Никитич младший на свои уральские заводы приезжать зарекся. Каким же образом, он, находясь далеко от Урала, узнавал о «нерадении» своих приказчиков? А ничего нового, «разделяй и властвуй» – мудрое, правило человеческих отношений, контролировать и управлять одиночками проще, нежели спаянным коллективом. Никита знал (не мог не знать), что среди заводских служителей существовали разные «группировки», и пока одни «набивали свои карманы», другие «обиженные», писали жалобы заводчику. Один такой донос из двадцати пунктов приказчика Ефима Широкова на своих коллег находится в фондах Челябинского областного архива.

Так что обмануть Никиту младшего было непросто. «У Твердышовых расценки много ниже и не такие, как Вы марали, ибо я по точной справке узнавал. Да и впрочем совсем у Твердышовых не так, как Вы, бездельники сущие марали ко мне. Да и то Вы, явные неблагодарные и распроклятые шакалы с Вашими мастерами, забыли, што на моих заводах против Твердышовых и против всех прочих харч, рыба и сено дешевле и к житью способней. И што я из милости премножество долгов упустил, да и ежегодно по 2000 рублей из милости на покупку лошадей и прочего давать велел, да и на прочие на все работы большую цену прибавил, да и в рекруты заводские жители не идут, а я покупаю за них рекрутов…»

Патологическим злодеем Никита Никитич младший не был. Вот пишет ему служитель: «Милостивый государь Никита Никитич! Крайняя моя неминуемая нужда принудила меня, нижайшего, чрез сие письмо Вам, милостивому государю, донести. ...От здешней Вашей Каслинской заводской конторы хотя и получаю жалованья по 24 рубля в год, однако, и оного по нынешней здесь дороговизне хлеба так же на одно только содержание себя с семейством, хлебом, платьем и обувью доставать будет. А к построению при Каслинском Вашем заводе нового дома нахожусь не в состоянии. Того ради Вас, милостивого государя, всенижайшее рабски прошу по рассуждению Вашему приказать учинить какое вспоможение… Нижайший проситель Ваш, милостивого государя, последний раб, Лаврентий Дементьев». Заводовладелец ответил. Ответил коротко и конкретно, без ругани и хамства, исключительно по-деловому: «По сему письму будет оной добрый человек и стоит того, то велеть миром ему вывести бревна на построение и помочь ему в том построении по надлежащему дельно, без лишних жиров и писать ко мне. Никита Демидов». Возможно, это был тактический ход – выполнение просьбы ради дальнейшего усиления своего влияния. Впрочем, нам этого уже не узнать наверняка.



Железопрокатный завод, художник Адольф Менцель, 1875 год.

Никита младший не был гуманистом в современном понятии, но и жестоким деспотом в отличие от отца, он тоже не был. Промышленник в третьем поколении, он хорошо усвоил, что превыше всего рационализм. Хороши любые средства, главное, чтобы продукция была высшего качества. «Железо должно быть мягким и гибким, ровным, гладким с чистыми концами, во всей отделке щегольским и похвальным», – объяснял он своим приказчикам. В этом заключалась сущность демидовской философии.

Источники:

1. Акифьева Н.В. Первоуральск: события и люди / Нина Акифьева. — Екатеринбург: Урал. рабочий, 2019. – 495 с. ISBN 978-5-85383-750-8.

2. Устинов А.Л. Заводовладелец и приказчик: анализ взаимоотношений. –Томский государственный университет. – Томск, 2011.

Н. В. АКИФЬЕВА ©

Комментарии (8):

RStiefel
+1

какой-то хамский и отвратительный этот русский капитализм

Robot
+25

какой-то хамский и отвратительный этот русский капитализм

Любой капитализм отвратителен.

Emark
+90

какой-то хамский и отвратительный этот русский капитализм

как и социализм

Robot
+25

как и социализм

Вы не жили при Социализме, ясно вам!? Давайте не будем открывать диспут в этой колонке.

RStiefel
+1

когда со школы привык, что за тебя все должно делать государство, то сложно смириться, что вдруг придется вписываться в рынок и конкуренцию.

Любой капитализм отвратителен.

MrNo
+49

Ох уж эта Софья, всю жизнь графу испоганила. Будь дело во Франции, выгнал бы из дома и всего-то делов.

Fenix
+125

выгнал бы из дома и всего-то делов.

или в башню...

Fenix
+125

Будь дело во Франции

а ещё у них кандалы были специальные...

Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь.
Последние записи блогов

С днем!

  • 23.02.2020
  • 10

ВИЧ

  • 13.02.2020
  • 11