Наверх
  • 24 мая, Среда
  • ночь:
  • 2..4 C°
  • вечер:
  • 9..11 C°

Еловских Иван Семёнович

Третьего ноября 1967 года перед ним текла многоцветная песенная река. Многие демонстранты, заметив стоявшего на трибуне крупного человека в пальто, приветливо махали ему, улыбались. В ответ он приподнимал над барьером руку — тяжелую, натруженную. Алая лента опоясывала грудь. Ясно проступали на ней слова: «Почетный гражданин города Первоуральска».

Иван Семенович не замечал холода. Не замечал он и редких слезинок, изредка сбегавших вниз по щеке. Он попросту радовался празднику, людскому шествию!

Домой вернулся возбужденным. Пока жена, Екатерина Дмитриев-на, аккуратно свертывала ленту, он еще и еще раз перебирал лежавшие на столе документы: Почетную грамоту, диплом Почетного гражданина города, свидетельство и решение исполкома Первоуральского горсовета об этом, орденскую книжку. Тяжело вздохнул: вот век прожил, заслуг таких добился. Сын в писателях ходит, внук стал врачом. А он — Иван Семенович Еловских — бывший старший мастер Старотрубного завода, ныне пенсионер, читать по-настоящему не научился. Спотыкается на каждом слове...

Конечно, винить в этом надо прежде всего себя. Да как будешь, если все некогда было. От отца в 1910 году остались вшестером. Шестьдесят с лишним лет проработал на Васильево-Шайтанском заводе отец. И мастером своего дела был отменным. Да не заработал ничего Семен Иойлович. Ни палат каменных, ни хотя бы попросту доброго слова со стороны начальства. Ни рубля пенсии не дали, когда стар стал. И детей своих в чужом доме оставил после смерти. Пришлось Ванюшке в пятнадцать неполных лет на завод проситься.

Вскоре война началась, первая империалистическая, а по-старому — германская. Богатеи откупились, а их, сынов бедняцких, в самое пекло толкнули... Ну, служил честно, полный георгиевский бант заслужил. Но понял, наконец, что нет добра от службы царской. И как только загремела по свету революция, решительно повернул штык туда, куда указывали большевики.

После гражданской вернулся домой. На завод заглянул и испугался: едва дышит, кормилец. Некоторые закрыть его предлагали. Да знал Иван, как и другие рабочие, что нельзя мастеровому человеку без завода быть. Кто же тогда страну из разрухи подымет, кто крестьянину плуги да косы даст, кто армию вооружит? И пошел он в цех.

Вспоминает Еловских годы своей жизни. И каждый полон бесконечными заботами. Казалось бы, та же судьба, что и у отца. Да совсем не та. У обоих руки и головы были золотые, на работу спорые. Только отец получал за свои труды одни тычки, да редко — рублишко «на чай». А сын уважением стал пользоваться. Ему первую трубу доверили протянуть на первом волочильном стане, смонтированном его руками. Ту самую трубу, которая дала впоследствии имя нашему городу... Между прочим, и в решении исполкома горсовета так и сказано, что он -Еловских Иван Семенович, член партии с 1940 года — «принял активное участие в реконструкции Васильево-Шайтанского завода для производ-ства стальных труб... что послужило основанием присвоить... название... поселку — Первоуральск». Отец тоже был прекрасным работником. Но поселок при его жизни все равно назывался по имени владельцев его из семьи Демидовых.

Отца не пускали дальше порога заводской конторы. А сын стал хозяином не только в цехе, но и на заводе. Много лет подряд он был членом завкома профсоюза. А ему подвластна вся заводская жизнь... Отца выбросили с завода без копейки в кармане. Сын получает государственную пенсию в 120 рублей... Отец умер безвестным. Сын награжден орденами Ленина и «Знак Почета».

...В окно постучали. Перед домом стояли двое. Одного из них хозяин узнал — заместитель директора завода Виктор Иванович Стахов. «Открывай двери, Семеныч, — улыбаясь, крикнул он. — На примерку пришли. Мемориальную доску на дом будем приспосабливать».

Иван Семенович накинул на плечи телогрейку и пошел во двор. И остановился, пораженный: жена всхлипывала. — Что это ты? — удивился он. — Да так, от радости, — утирая глаза кончиком шали, ответила она. — Словно министру доску-то на дверь вешают. Или государственному человеку какому.

Иван Семенович Еловских молча положил тяжелую ласковую руку на плечо жены.

3. Плетминцева, Ю. Коньшин.

Рекламная поверхность Экран1
Планшет2