Наверх
  • 24 июня, Суббота
  • день:
  • 17..19 C°
  • утро:
  • 13..15 C°

Новоселов Иван Владимирович

«Иван Владимирович, поздравляю вас с началом весны!» — «Спасибо», — голос директора СХПК «Первоуральский» И. В. Новоселова звучит отнюдь не радостно. Безмерно усталый голос. Ну и что? В порядке вещей. Это нам только в официально-деловых сводках о начале весенне-полевых работ слышатся бодро-уверенные интонации, а в реальной жизни все значительно труднее. Приземленнее что ли.

— Какое замечательное слово нечаянно вырвалось — приземленней. Вообще чем ближе к земле, тем отчетливей видно: стало ли жить лучше, веселее?
— Объективно говоря, да, но очень наглядный пример: еще лет шесть назад мы не знали, как сладить с захлестнувшим нас повальным воровством. Мы коров на ферме кормим бракованным картофелем. Так вот его, этот мороженый подгнивший картофель, буквально с тракторной тележки тащили, комбикорм в карманы набивали. На еду!
Представляете, в каких же условиях надо было жить людям (а считали мы их десятками), чтоб гнилой картошкой питаться! Сейчас такого, слава богу, нет. Следовательно, жизнь стала лучше. Правда, на смену мелким воришкам пришел организованный «бизнес»: Дело поставили на широкую ногу. Причем, за руку не схватишь, сами «бизнесмены» ничего не тащат. А вот представьте, бегают ребятишки по полю, один кочан капусты срубят, другой. Начнешь ловить, тебя же на смех поднимут, мол, крохобор несчастный, вилка капусты пожалел. Многие так рассуждают. А к вечеру в лесу, глядишь, добытой подобным образом капусты целая машина набирается. Ночью подъедут — и заберут. Опять никакого криминала. Вот так и живем.
— К вопросу приобщения ребятишек к подобному «бизнесу» мы еще вернемся, а пока, Иван Владимирович, глядя на весеннее солнышко за окном, поговорим о планах на 2004 год. Если сравнивать наше производство с пятилетками, хоть с началом перестройки, хоть с советским периодом, то мы по производственным показателям все время движемся в гору.
— Вот передо мной лежит сводка: валовый надой молока на 5 марта — 963 тонны с начала 2004 года, в прошлом году на эту дату было 856 тонн. Продали 892 тонны, в прошлом году — 795 тонн. Опять нынче значительно больше. Удой на одну фуражную корову в этом году 18,1 литра, в прошлом году был 16,3.
— Давайте поясним для тех, кто совсем ничего не понимает в фуражных коровах: 18, 1 литра — это много или мало, с чем сравнивать?
— В советские времена мы тоже неплохо надаивали, но в начале весны обычно этот показатель равнялся 14-14,5 литра. Нынче — 18,1. Почему наблюдается такой рост, можно долго объяснять. Главное, что мы сумели, несмотря на все преобразования, не только сохранить прежние показатели, но и значительно приумножить. Наши показатели, и не только по животноводству, не хуже европейских. Хотя надо признать, что за последнее десятилетие темпы роста у нас в России снизились, а в европейском сельском хозяйстве, наоборот, выросли за счет того, что наш рынок открылся, появилась возможность больше продавать. И мы от Запада отстали. Но по надоям сегодня вновь вышли на среднеевропейский уровень. Если переложить на год, то одна корова в 2004 году даст молока примерно 6200 литров. Никогда при Советской власти такого количества молока не надаивали.
— Иван Владимирович, хотелось бы мне у вас как у эксперта и специалиста в сельском хозяйстве узнать, насколько прав был полтора века назад совсем не сельский писатель Федор Михайлович Достоевский, который одного из героев романа «Село Степанчиково и его обитатели» сделал управляющим в графских поместьях, и через 5 лет, как пишет Достоевский, «имения нельзя было узнать: крестьяне разбогатели, завелись статьи по хозяйству, прежде невозможные, доходы удвоились». Как вы считаете, действительно, так много зависит от личности управляющего? — Да, Федор Михайлович прав. 90 процентов на селе зависит от одного человека. От личности руководителя.
— В таком случае, вы себе преемника уже подыскали, раз так много зависит от директора?
— Приискал. Но, сознаюсь, уверенности большой пока нет. Почему? Да практика сплошь и рядом показывает, что люди очень меняются. Причем, боюсь я даже не столько за своего преемника, сколько развала хозяйства. За прошлый год в Свердловской области 45 хозяйств прекратили существование. На этот год по экономическим показателям подвели к банкротству еще 250 хозяйств. 71 хозяйства это пока не касается, но события последнего времени просто пугают. История с лучшим областным хозяйством ЗАО «Тепличное» удручает. Стоило директору серьезно заболеть, как исполняющего обязанности директора буквально вынудили принять «финансовую помощь», и месяц назад закрытого акционерного общества «Тепличное» не стало. Как не стало Ревдинского сельхозкооператива, СХПК в Полевском и других.
— Какие страшные истории вы рассказываете, Иван Владимирович, а мы, между тем, не закончили о планах на 2004 год. — Согласен, не будем о грустном. Что касается нынешнего года, то на 5 марта мы продали овощей 798 тонн, в прошлом году к этому времени −462 тонны. Радоваться надо? Вроде да, но радуйся не радуйся, а жить богаче не стали. Себестоимость молока повысилась на 1 рубль 10 копеек только за счет повышения цен на зерно и комбикорма, энергоресурсы. По овощам мы тоже не стали богаче, потому что, например, капусту вы в прошлом году в начале весны покупали по 9 рублей, а в этом — по 4 рубля. 8 2,3 раза цена ниже стала только за счет конкуренции. И Башкирия везет, и Чувашия везет, и Удмуртия везет, Татария, Дагестан и другие. Все везут, но у них, как у республик, бюджет складывается иначе, чем в Свердловской области, и если у нас «вливания» в сельское хозяйство на уровне 427 млн. рублей, то в Татарии — 4,5 млрд. рублей направлено в сельское хозяйство, в Башкирии — порядка 3,5 млрд., в Удмуртии — 2 млрд. и т. д. Соответственно такими деньгами, они ведь чуть не с неба свалились, никто толком не дорожит, поэтому позволяют себе все продавать дешевле. Я не против, конкуренция — вещь хорошая, выжить должны сильнейшие. Если нас затопчут, туда нам и дорога, но я все это говорил, чтоб объяснить, почему мы при росте объемов продаж не стали богаче, экономически показатели не улучшились. Заканчивая разговор о планах на нынешний год, хочу подчеркнуть, что мы все производство оставляем на уровне прошлого года, хотя, конечно, будем стремиться получить больше.
— Земля, она преемственности требует, глубоких крестьянских корней жаждет, поэтому, возвращаясь к началу разговора, не болит сердце за подрастающее поколение, воспитываемое ушлыми «бизнесменами»? — Э-э-х, потерянное поколение. Нет, конечно, не все, есть еще мамы с папами, которые о воспитании думают, но все-таки как же много развелось каких-то никому не нужных детей! С ранних лет промышляя мелким мошенничеством, они ведь никогда потом трудягами не будут.
— Часто вас в школу приглашают?
— Не сказать чтоб часто, но когда организуем ребят на уборку урожая, учителя просят выступить перед родителями: без их согласия ни один ребенок не может быть вывезен в поле.
— И что, возражают? Какие аргументы?
— Во-первых, сразу возникает вопрос об оплате, мол, ничего у вас не заработает чадо. Во-вторых, простудится. Что им на это сказать? Да, по большому счету, это нам с учителями надо платить за то, что приобщали ребенка к труду! Я по весне часто такую картину наблюдаю: выезжает семья на посадку картошки, бабушка с дедушкой да мама с папой копают, а ребенок или на березе сидит или, в лучшем случае, за костер отвечает, печенки делает. Лопату ему не дают, оберегают подростка от тяжелого ручного труда, как будто он не в ту же жизнь вступает, будто в , его взрослости не надо будет огород обрабатывать, другим физическим трудом заниматься! А что касается простуды, то ведь ставим же мы детям прививки от оспы, почему же закалять; боимся? Словом, работа в поле — очень нужная частица воспитания будущего настоящего человека, гражданина, семьянина. Трудности надо учиться преодолевать. Это мое искреннее глубокое убеждение, и дело не только и не столько в нашей заинтересованности в уборочных школьных бригадах. Выгода здесь взаимная.

Сорок с лишним лет длится «полевой роман» почетного гражданина г. Первоуральска И. В. Новоселова с сельским хозяйством. Прошел вместе с ним огонь, воду и медные трубы, но не перестал любить это сложнейшее дело — работать «в зоне рискованного земледелия». Оттого так болит сегодня душа директора СХПК «Первоуральский» за престиж сельских профессий.

Но о кадрах, о том, как удержать молодежь на селе, как вернуть былую славу дояркам, механизаторам, овощеводам, разговор в следующий раз.

Мнения:

М. Ф. Мальцев, директор СХПК «Битимский»:
— Самое главное, как бы ни было тяжело, наше хозяйство остается прибыльным, объемы производства с каждым годом увеличиваем. По всем показателям СХПК «Битимский» остается в первом десятке сельхозпредприятий Свердловской области. В 2003 году, по сравнению с 2002 годом, производство увеличилось почти на два процента (если быть предельно точным, то дали 101,6 процента к предыдущему году). Что касается реализации, то овощей продали 175 процентов к уровню 2002 года, особенно заметно увеличился объем реализации капусты — в 2,2 раза. Есть прирост и по другим видам продукции, производимой в нашем сельхозкооперативе: на 10 процентов увеличились объемы продажи молока, на 29 процентов — мяса.
Чем еще можем гордиться? Несмотря на сравнительно небольшую заработную плату (ориентируюсь из дохода рабочих промышленных предприятий нашего города), я подчеркиваю, что средняя зарплата в «Битимском» — самая высокая по сельскому хозяйству Свердловской области. Этот уровень нам удается поддерживать с большим финансовым напряжением, но что делать? Городские промышленники заставляют, иначе рабочие кадры растеряем.

Р. X. Галиханова, главный зоотехник СХПК «Первоуральский»:
— Одна из главных проблем в животноводстве сегодня — вернуть отрасли былую прибыльность. За прошлый год наше хозяйство продало 4499 тонн молока, реализация которого принесла 4 млн. рублей прибыли, но расходы по содержанию ферм, стада, особенно молодняка, в конечном итоге привели к убыткам в 2 млн. рублей. Такого финансового результата на моей памяти не было, хотя работаю в «Первоуральском» с 1985 года: в 2001 году животноводы принесли своему хозяйству 7,5 млн. рублей прибыли, в 2002-м -поменьше, около 3 миллионов, но тоже прибыль. Очень рассчитываем, что 2004 год вернет нам былую финансовую состоятельность.

Всего на фермах СХПК «Первоуральский» работает около ста человек, а стадо 2136 голов. Дойное стадо с каждым годом увеличивается, в прошлом году хоть на 5 голов, но прибавили. Убытки приносит содержание молодняка, а дойные коровы прибыльны. Сейчас в нашем хозяйстве 870 дойных коров, и в 2004 году планируем сохранить это количество.

В. Я. Шиловских, диспетчер СХПК «Первоуральский»:
— Ежедневная производственная сводка дает очень много пищи для размышлений и анализа. Радует, что растут цифры надоев, а также увеличивается объем реализации всей сельхозпродукции. Кроме того, 18 с лишним тысяч тонн органических удобрений вывезено на поля под будущий урожай; начали обтягивать пленкой теплицы — очень трудоемкий и длительный процесс, но к концу марта он должен быть закончен. К глубокому сожалению, первый год в мартовских сводках нет тепличной продукции: размеры счетов за тепло не позволили посадить огурцы, цветы и т. д., так что в овощных ларьках под маркой «Первоуральского» в городе торгуют не нашей тепличной продукцией.

Елена Капустина «Вечерний Первоуральск», 17 марта, 2004 год

Планшет2