Наверх
Боберстрой Гигант
  • 18 декабря, Понедельник
  • день:
  • -5..-7 C°
  • утро:
  • -8..-10 C°

Портнов Сергей Федорович

Сергея Федоровича Портнова я знаю с той незабвенной поры, когда молодому непартийному журналисту полагалось заглядывать в рот старшим товарищам, сидящим в отдельных кабинетах. В отдельном кабинете он как раз и сидел, имел всю приличествующую тогда номенклатурному хозяйственному руководителю «свиту», но по своему цеху водил меня сам, и его «распирало» от удовольствия чувствовать себя некоронованным королем в жарком и гремящем пространстве. Меня тоже «распирало», потому что, в отличие от многих себе подобных, он не нагонял страх, и можно было удивляться, раскрыв рот, что-то спрашивать невпопад и вообще болтать на темы, далекие от редакционного задания. А жизнь шла и вела его за собой, заталкивая в кабинеты все более «высокие». Но и для журналистов век не стоял: начали совать нос куда не следует, огрызаться на ошибки и промахи у власти стоящих и на все иметь собственное мнение. Вот тогда-то я и поняла, что Портнов — совсем не подарок. Он был обидчив и упрям в свой обиде, вдруг «забывал» мое имя-отчество, что-то бурчал. Ну и ладно, думала я, пусть охолонет, и не лезла ни с какими расспросами по целым месяцам.

Хорошо помню битком набитый малый зал Дворца, где после упразднения Советов за «мэрство» состязались двое: спокойный, рассудительный, терпимый Александр Федорович Бунаков и импульсивный, колючий, упрямый Портнов. Не последнее ли качество подбросило на его чашку лишнюю гиречку? Ах, сколько тогда у него было доброжелателей!

...За последние недели вокруг Портнова, кажется, пополнилась толпа крикливых хулителей: такой-сякой, нехороший. До подозрительной странности слаженно затрубили средства массовой информации призывами отдельных граждан и целых групп поменять «старенького» на «новенького».

Так, может, он действительно свое сделал и должен уйти? Или не сделал ничего путного и должен уйти поэтому? Чего гадать на кофейной гуще — иду в народ. Улица Ватутина (на удивление!) чиста и вылизана от тополиной вьюги, как перёд начальственным кортежем.

— Простите, вы главу местной администрации знаете?
— Мэра что ли?.. Так Портнов, Сергей... Вот отчество запамятовал. Я же новотрубник, как не знать! — Ну, и что скажете? — Ох, я ему не завидую. Недавно на остановке стоял едва ли не час. Толпа ждала-ждала автобус и давай Портнова ругать. Я еще там и поду¬мал: хорошо водителю, он, безымянный, может всю смену в закутке проспать, и начальнику его неплохо — тоже мало кто до него языком дотянется. Зато мэр уж получит сполна за всякую прореху в городе.

— Каков поп — таков и приход?
— Да не совсем... Я из-под Питера от родичей вернулся — маленький там такой городок. Почище нашего, покультурней, и жизнь вроде полегче нашей. А тоже своим мэром недовольны, на всех углах склоняют. Судьба у них, видать, такая — быть руганными за нашу общую безрукость и лень. Пусть уж терпят. А наш, думаю, других не хуже...

— Ну, а вы что о нынешнем мэре перед выборами скажете? — догоняю женщину с двумя малолетками.
— Вообще-то в лицо я его не знаю. А так, конечно, найдется, за что поругать. Но голосовать все же за него буду. У нас во дворе гаражи замышляли строить. Так столько склок со всякими службами было. Но он все же точку в споре поставил, сказал «нет». Очень мы ему за решительность благодарны.

— День добрый, не пора ли городу главу администрации менять, вот-вот выборы? Вы пойдете?
— Пойду, это ведь в один день с президентскими. А менять — не менять, честно скажу, пока не знаю. Нам всегда обещают с гору, а дают с гулькин нос. Если бы Портнов свою контору почистил, там, извините, и хамства, и волокиты, и наплевательского к людям отношения полна коробочка — это дело! А так — пусть работает, он мужик беспокойный и самостоятельный.

А дальше разное было: от «Выкинем вашего Портнова» до «Одним миром все начальство мазано, и нет ему дела до народа», от «Я на выборы не пойду» до «Ой, погляжу в бюллетень, да кого-нибудь и выберу». Встретила и Леонида Петровича Барабанова, поговорили о том, о сем, да к этому же и вернулись. Он — человек с понятием, не легковесный, а потому весь в сомнениях: то ли вообще всех кандидатов вычеркнуть, то ли Портнова все же оставить.

Как ни широка улица, да тема больно горяча. И мнения здесь все же случайные, как и люди, которые не для того из дома вышли, чтобы перед корреспондентом душу распахивать. Проще всего поспрашивать у тех, кто с Сергеем Федоровичем в одной повозке. Но и тут есть уязвимое место: не за свои ли кресла держатся, новый глава — новая команда. А потому оставим соратников напоследок.

Пойдем туда, где перед Портновым лебезить не станут, где судят о нем трезво и строго. Например, к Петру Алексеевичу Кожемяко, генералу городских строителей. И повод есть: краны строительные над городом замерли, что Портнову часто ставят в вину. Кожемяко не скрывает, что его симпатии сегодня на стороне Михаила Егоровича Ананьина, который выдвинут советом директоров. И все же... Строительство вообще потихонечку сдали. Можно сказать, что в обозримом пространстве Портнов сделал это последним, но и он сдал. Если в 1994-1995 годах мы по заказам администрации работали, то в этом году, заключив с ОКСом договоры, оказались без средств к существованию. Но я не стал бы ставить это мэру в вину. Если он делал и делает какие-то попытки рассчитаться по взаимозачетам, то Ревда и этого не делает. Просто областные структуры поставили строительный комплекс и город в такую ситуацию. С Сергеем Федоровичем мы часто встречаемся и областной «зуб мудрости» исходили по всем этажам. Однако вся политика сегодня направлена на удовлетворение бюджетной сферы. Я очень уважаю педагогов и медиков, но почему учитель должен получать сегодня деньги вперед и регулярно, а рабочий вообще ничего не должен получать? И кто будет пополнять бюджет? Портнов пришел в трудное время и много работал. Мы вместе достаточно успешно решили такой новый вопрос, как передача жилья и детсадов городу. Он доступный человек, но в ряде случаев должен был поступать жестче, принципиальнее и решительнее. Всегда хочется, чтобы делалось больше и быстрее — и это нормально.

Портнов немного опаздывает, я нервничаю, считаю ступеньки. На первом этаже «серого» дома пожилая женщина ищет, как попасть к «самому». Объясняю ей, что «сам» в предвыборном отпуске, но есть полным-полно чиновников: вдруг да помогут?

— Нет, я уж дождусь.
— А вдруг другого изберут?
— Как другого? — теряется она. — За него голосовать буду. Он моего сына из трясины раз вытянул, теперь снова беда. Нельзя, чтобы другого избрали.

Наивное признание, а что на него скажешь? Выборы есть выборы. Кто-то из кандидатов раскрутился на всю катушку и с помощью окружения лепит из себя некоего публичного божка. Вообще-то июнь этот очень многое высветил, а особенно наглядно то, что на пути к власти можно свои недостатки искренне превратить в достоинства, а можно вконец чувство собственного достоинства растерять. Портнов держится достойно и как бы в тени.

Во вторник он ездил в Екатеринбург. Собрал коллег из соседних городов — и к председателю правительства для серьезного разговора. Больше терпеть нет мочи: федеральная и областная власти в своем предвыборном пылу обещают и обещают, забыв, что и раньше уже насулили. У ветеранов времени не лишку дожидаться положенных льгот. И о молодых мамочках душа болит: невелико для них пособие, но и того месяцами не видят. Вернулся озабоченный. Только и бросил: «Жить городу будет трудно». В среду забегает минут на 20, косится недовольно на мой диктофон: что там еще придумала? А придумала небольшую разминку.

— Что для вас важнее: личная преданность или профессиональные качества?
— Профессионализм и компетентность.

— В какой семье вы выросли?
— Отец был коновозчиком. Погиб на войне. Мать осталась с нами четырьмя.

— Отдает ли Портнов получку жене?
— Конечно. Заначки никогда не держал. Деньги в свободном семейном обороте. Если надо, беру. А вообще бюджетом распоряжается жена.

— Даете ли вы милостыню?
— Бабушкам на улице — на хлеб, пацанам — на мороженое.

— Что вы цените в людях и что не принимаете?
— Ценю порядочность, добросовестность. Отвратительны хвастовство, амбициозность.

— Как часто вы бываете в церкви?
— Как мэр очень редко, к сожалению. Был на Пасху. Как частное лицо не бываю, врать не буду.

— Как относитесь к анекдотам?
— Нормально. Если они не сальные. Последнее время сам много рассказываю, даже по случаю книжку купил.

— Чего Портнов не может себе простить?
— Жаль, что не пошел в аспирантуру. Такая возможность была. Но я 17 лет учился без передышки. Думал, годик отдохну.

— Испытывали ли вы чувство страха?
— Было. Еще когда работал на Новотрубном, летел в Москву. Самолет провалился, стало трясти. Задрожал маленько.

Петр Петрович Петров, помощник начальника городского штаба по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций:

— Именно в чрезвычайные часы я за Портновым наблюдал. Трусоватым его не назовешь. Он очень решительный и все берет в свои руки. В про¬шлом апреле в районе птицефабрики лес горел. Время выходное было. И никто ничего делать не хотел. Если бы не Сергей Федорович, «гореть» и птицефабрике — дым мог уничтожить все поголовье птицы. Он собрал необходимых людей, дал «ласковую» команду, и только после этого пошла работа. А в Вересовке, помните? В ночь примчался и очень переживал за людей...

Говорят, Портнов из окна машины ничего не видит. Ерунда все это. Как-то на оперативке требует с Валерия Борисовича Попова отчет. Тот говорит: «Мне доложили, еще вчера все сделано». — «Не сделано, сам видел».

Татьяна Яковлевна Макарова, доверенное лицо С. Ф. Портнова:

Я знаю его 15 лет. А в Битимке его знают все, и никто не скажет, что Портнов для этой работы устарел или на этой работе заелся. Для тех, у кого есть дельные мысли, он всегда открыт. Несколько десятилетий стоял в Вересовке разваленный дом, и сгнил бы до конца, но жил-фонд, к счастью, передали городу. Сегодня там делают капитальный ремонт -значит, будет дом, а в доме будет жизнь. Помню, я пришла к нему с идеей сделать в Крылосово школу-детсад, чтобы не ездила малышня на автобусах. В его море проблем и забот это была всего капелька, но и от нее глава администрации не отмахнулся. Именно он поддержал нас в сооружении памятника к 50-летию Победы. Нет, Портнов — на своем месте, вот только команду надо обновить, омолодить, а руководителя такого масштаба отправлять на отдых — непозволительная роскошь в наше время.

ортнов перед выбором: на радио предвыборные дебаты, на «Хромпике» -новый директор, договорились о знакомстве: — Еду на завод, ну, а если успею, подебатирую. Позволяю себе дерзость: — А вы, Сергей Федорович, обещайте на дебатах все сделать, учесть, испра¬вить, всем помочь — после выборов разберетесь.

К счастью моему, розог у него под рукой не было. Он лишь сердито махнул рукой и помчался на завод, а потом еще куда-то. Вроде в отпуске, не у дел, а дел невпроворот. С новотрубниками надо договариваться о приеме жилья — торг идет трудно. Портнов от своего не отступится: есть порядок — и никаких отступлений.

Про упрямство это шайтанское я разговаривала с заведующим отделом энергетики и коммунального хозяйства обла¬стного правительства Олегом Павловичем Даринцевым.

— Да разве это упрямство? Упорство — да. Он знает обычно, чего хочет, и может это обосновать не эмоционально, на пальцах, как иные главы городов, а толково. Уж за свою-то землю родную он всегда готов постоять. Люди, я понимаю, больше смотрят в день сегодняшний. У нас немного другой взгляд: а думает ли мэр о развитии города или не может расплюхаться с ежедневными проблемами? Сергей Федорович ощущает и день завтрашний, уже сегодня есть достаточно серьезные проработки по энергосбережению, другим вопросам, от которых зависит, как Первоуральску жить дальше. Он не покладистый, и работать с ним непросто, но, знаете, надежно.

Вообще-то я полагала, что самые любезные трели своему начальнику будет петь его ближнее окружение: есть Портнов — есть и они. А новый мэр волен взять метлу и почистить все следы пребывания своего предшественника. Но мне совали в руки какие-то бумажки, где черным по белому расписывались совместные наработки, которые Сергей Федорович тянет в жизнь. Глеб Борисович Куликов написал целый трактат о СЭП — службе экстренной помощи.

— Зачем это людям перед выборами?
— Как зачем? СЭП — вещь великолепная. Она и создается для людей, чтобы жизнь их защитить, здоровье, имущество. Служба будет оперативно подчинена городской администрации и «завязана» на органы милиции, гражданскую оборону, пожарную службу, медиков.

— А проще нельзя?
— Нет у вас телефона, и не беда. Будет домофон, по которому при любых чрезвычайных обстоятельствах свяжетесь с центральным пультом службы, и все, кто вам нужен, придут на помощь.
— «911» в Первоуральском варианте? — Похоже.

У коммунальщиков свои (хоть и маленькие на фоне проблем), но радости: появилось три теплых гаража, наполовину обновился автотранспорт, теплицу запустили. Лучше службе — лучше городу и горожанам. Они говорят: «С Портновым работать трудно. Нынче во многих городах коммунальные службы самовольничали: не платите, господа хозяйственные руководители, за тепло, за воду — отключаем и ваш завод, и весь микрорайон от сетей. Портнов нам этого не позволил... Но с Портновым мы работать хотим».

Михаил Павлович Попов, главный городской финансист, тоже не стал хвалить Портнова «высоким штилем»:
— Ну, Сергей Федорович — это сила... Играем в Ревде с городской администрацией — мы на футбольном поле давние соперники. Игра не идет, уже второй тайм, а перевес имеем незначительный. И вдруг... Пенальти в их ворота. На воротах глава администрации Усачев. Наш лучший бомбардир Юрий Трофимов уступает удар Портнову. Мэр против мэра... Сергей Федорович бьет хлестко и прицельно, но и Усачев — на высоте. Господи, как Портнов переживал! А вообще на поле с молодыми он почти на равных.

... Если следовать традициям привычной агитации, я должна бы закончить призывом: «Все на выборы! Все за Портнова!» Или украсть промелькнувший недавно в газете образ рабочего, шествующего по улице с плакатом: «Даешь в мэры...» И дальше добавить имя нынешнего главы городской администрации. Но, боюсь, после этого Портнов меня уж точно на порог не пустит. А потому просто говорю: у вас еще есть время подумать. Думайте!

Л. Милявская. «Вечерний Первоуральск» от 1 июля 1996 г.

Планшет2 Интерра Маркет