Наверх

Фестиваль инклюзивного искусства

Все мы — люди

Инновационный культурный центр стал одной из площадок III международного фестиваля инклюзивного искусства «Inclusive Art» и проекта INKuLtur.

Еще на этапе проектирования Инновационного культурного центра было очень много внимания уделено доступной среде: пандусам, широким дверям, удобным санитарным комнатам, наличию оборудования для слабовидящих и слабослышащих. Поэтому здание ИКЦ полностью отвечает международным стандартам доступной среды для людей с инвалидностью. А раз территория доступна для каждого, в ИКЦ вплотную занялись вопросами инклюзии — проектами и мероприятиями, в которых люди с инвалидностью и без могут взаимодействовать.

Инклюзия vs доступная среда

Вполне закономерно, что именно в ИКЦ собрались, чтобы обсудить, что такое инклюзия, чем она отличается от доступной среды, кому нужна инклюзия и зачем. Эта дискуссия состоялась в рамках INKuLtur — совместного российско-германского проекта, цель которого — разработка концепции инклюзивной среды в учреждениях культуры и повышение квалификации людей, работающих с людьми с инвалидностью в этих учреждениях.

Вчера в ИКЦ собрались руководители музеев, театров, библиотек из Барнаула, Омска, Кургана, Самары и Свердловской области, представители администраций этих территорий, а также гости из Германии — социальный психолог и эксперт по вопросам инклюзии в сфере культуры Мехтильд Кройзер (г. Кёльн) и культуролог Аня Кретцер (г. Берлин). Первоуральск представляла заместитель генерального директора Инновационного культурного центра по развитию Наталья Тычинина.

То, что инклюзия и доступная среда — понятия не тождественные сомнения ни у кого не вызывает. Многие участники встречи назвали наличие пандусов, оборудования для слабослышащих и слабовидящих и прочее лишь предпосылками или условиями для инклюзии. Помимо того, что учреждение культуры должно быть доступно для всех, оно должно предложить что-то, что будет интересно всем. При этом принуждение к участию в любых мероприятиях, пусть даже самых интересных, недопустимо, потому как есть люди с инвалидностью, которые совершенно не желают выходить за пределы своего круга общения. А вот посещать выставки, концерты, спектакли они хотят. Поэтому им необходима только доступная среда, а вовсе не инклюзия.

Мехтильд Кройзер при этом отметила, что пандусы, ровные дорожки, низкие поребрики и прочие «удобства» не нужно специально делать для людей с инвалидностью. Их просто надо делать, потому что это удобно всем.

Творчество объединяет

Участие в мероприятии людей с различными формами инвалидности, людей без инвалидности, беженцев, людей нетрадиционной сексуальной ориентации тоже не означает инклюзию, если все они не взаимодействуют между собой, не делают что-то вместе. Опять же по доброй воле, чувствуя себя комфортно.

Руководитель общественной организации «Благое дело» Вера Симакова подчеркнула, что для нее инклюзия — это уважение внутреннего достоинства человека, когда ты проявляешь интерес к кому-то, не обращая внимания на то, есть у него инвалидность или нет.

Творчество и искусство — прекрасные инструменты для формирования инклюзивной культуры, поскольку позволяют быть человеку самим собой, проявить себя, избавляясь от страха быть непонятым. Вера Симакова считает, что очень важно, чтобы творческий продукт, над которым работают люди, был невозможен, если исключить кого-то из процесса. Это и есть настоящая инклюзия.

Помимо дискуссии о том, что такое инклюзия, в рамках первого семинара INKuLtur были презентованы успешные инклюзивные проекты — фестиваль «SommerblutKulturfestival» (г. Кёльн) и выставочный проект «Прикосновение» (г. Санкт-Петербург).

Наглядный пример

И отличной иллюстрацией настоящей инклюзии стало открытие выставки фотографий участников «Inclusive Art» и фестивальный показ видеороликов в Инновационном культурном центре.

Международный фестиваль инклюзивного искусства «Inclusive Art» проходит в Екатеринбурге 20-23 ноября. Его организатор — общественная организация «Благое дело».

Направлений у «Inclusive Art» несколько: театральное искусство, хореография, музыка и визуальное искусство (фотография и видео). В заочном этапе фестиваля приняло участие 114 коллективов и исполнителей из десяти стран — из Австралии, Армении, Белоруссии, Германии, Грузии, Ирана, Киргизии, Молдавии, Непала и России.

В номинации «Визуальное искусство», соорганизатором которой выступил Инновационный культурный центр, свои авторские работы представили более 40 человек. В жюри направления вошли: российский режиссер, сценарист и художник анимационного кино Сергей Айнутдинов, режиссер, член союза кинематографистов России Андрей Ким, фотокорреспондент газеты «Уральский рабочий», руководитель Гильдии фотожурналистов Свердловского союза журналистов Борис Ярков, художник-постановщик из Санкт-Петербурга, член Союза художников России Ирина Целикова.

— Есть проходные работы, но некоторые — меня поразили, — признался Борис Ярков. — Чувствуется, что в снимки люди вложили душу, потому что фотография — это кусочек души. Если этого нет, это просто отражение действительности.

Открыло выставку выступление первоуральского академического хора «Сольвейг». После торжественных речей можно было познакомиться с выставкой и пообщаться с героями и авторами работ.

Гости из Каменск-Уральского охотно рассказывали о том, как были сделаны, представленные на конкурс фотографии. Ежегодно в Каменск-Уральском проходит форум в поддержку людей с инвалидностью, а в этот раз его организаторы решили провести серию фотосессий для инвалидов, чтобы показать счастливые моменты их жизни, увлечения. Фотографов приглашали профессиональных и готовых бесплатно делать добрые дела. Антон Тычинин — один из них.

— Благотворительными съемками занимаюсь постоянно, — говорит он, — поэтому принять участие в проекте согласился сразу. Для меня это был новый, интересный опыт. До этого с людьми с инвалидностью не приходилось общаться. Я сомневался, смогу ли преломить барьер с объектом съемки в процессе работы, чтобы он стал мне доверять, раскрываться, хватит ли у меня опыта. Но сняли все на позитиве. Все удовольствие получили.

— Меня снимали в конюшне, — рассказывает один из героев съемки, колясочник Виталий Морозов. — В конюшне был до этого, даже ездил верхом раньше. Но все равно участвовать в съемке очень понравилось, кони так близко подходят — хорошо.

Некоторые люди с инвалидностью стесняются. Но стеснятся здесь нечего, все мы — люди.

Напомним, что III международный фестиваль инклюзивного искусства «Inclusive Art» и семинары проекта INKuLtur проходят при поддержке Министерства социальной политики Свердловской области и Министерства культуры Свердловской области.

Источник: Интерра ТВ



Оставлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи, войдите или зарегистрируйтесь.