И вот заговорила тяжелая артиллерия
28 октября 2011 г. 0:00
4091
72

- Слили, значит, Марину Соколову, - сказала Швейку его служанка.

- Какую Соколову, пани Мюллерова? - спросил Швейк, не переставая массировать колени. - Я знаю двух Соколовых. Одна Марина Александровна, председатель в первоуральской городской Думе, кандидат на выборах в областную. А ещё есть Марина Ивановна, кассир «Уралтрансбанка», живет в Лесном, тоже кандидат. Обеих ни чуточки не жалко.

Таким манером я попытался перефразировать Ярослава Гашека с его «Бравым солдатом Швейком». Да, Соколову М.А. слили. По подписям, как обычно. Представляю, какой кипеш в муцоевском штабе: пацаны выстраивали политическую структуру десять лет кряду, но потом вдруг приходит улыбчивый парень из продуктового бизнеса и делает свою игру.

Избирательное право у нас… э-эээ… как бы это помягче сказать…. С византийскими примочками. Да, люди реально голосуют – всё верно. Но кандидатов им предварительно готовят: мало ли, вдруг ошибутся? А у правильно подобранного состава сбоев не бывает: вон хороший, тот плохой, этот мямля.

Потом, правда, у губернских властей начинаются странные вопросы: а что электорат такой протестный, почему оппозиция такая радикальная, ах, все такие внесистемные! Так вы откройте Гашека. Там ещё есть один замечательный отрывок:

«На ученье Дауэрлинг всегда сохраняет непринужденный казарменный тон; он начинает со слова «свинья» и кончает загадочным зоологическим термином «свинская собака». Впрочем, он либерален и предоставляет солдатам свободу выбора. Например, он говорит: «Выбирай, слон: в рыло или три дня строгого ареста?» Если солдат выбирает три дня строгого ареста, Дауэрлинг дает ему сверх того два раза в морду и прибавляет в виде объяснения: «Боишься, трус, за свой хобот, а что будешь делать, когда заговорит тяжелая артиллерия?»

Только представьте: Ярослав Гашек написал это сто лет назад. Сто!

Мебель студия
Интерра Онлайн
Евродент Экран1