«ЧТОБ ЖЕЛЕЗО ДЕЛАТЬ ДОБРЫМ МАСТЕРСТВОМ»
10 января 2014 г. 19:44
4433
17

Первоуральск, Билимбай и Новоуткинск – все эти населенные пункты своим рождением обязаны металлу. Руда, чугун, железо, сталь – черная металлургия долгие годы была стержнем и основой жизни для местных жителей. Колыбелью, где эта «первоуральская металлургия» родилась, стало месторождение магнитного железняка, обнаруженное в 1701 году крестьянами-рудоискателями Иваном Тимофеевым, Федором Поповым и Косткой Микифоровым в бору недалеко от впадения речки Талицы в Чусовую, рядом с горой Волчихой.



Подарок геологов Билимбаевского рудника, автору. В центре снимка – магнитный железняк, по бокам – куски бурого железняка

Следует подчеркнуть, что магнитный железняк в те годы в России был практически неведом, хотя металлургами европейских стран уже использовался. Поэтому в 1696 году Петр I писал тобольскому воеводе: «…Ведомо государем, что в Верхотурском уезде есть камень магнит железная руда. И тот магнит является во многих местах, а в присылке в Сибирский приказ не бывает…». Открытие нового месторождения на Чусовой пришлось кстати. С поступлением известия о находке магнитной руды, верхотурский воевода Кузьма Козлов приказал приказчику чусовской слободы Лазарю Будакову накопать той руды и отправить в Сибирский приказ. Вместе с рудой и «сказкой» в Верхотурье, а затем и в Москву отправили и первооткрывателей месторождения. 17 февраля 1702 года в Сибирском приказе руду осматривал греческий мастер Вениамин Левандиан, которой отметил, что «найденная руда магнитная. А серебра в ней нет».

Но месторождение «обмануло». Оказалось, что эта руда была мало похожа на другие известные залежи магнитного железняка. «Руда сей горы особливое свойство имеет, – замечал Георг Вильгельм де Геннин, – она в плавлении крепка, а выплавленное из нее железо жестко; чего ради и мало употребляется». Тайна магнитной руды долго оставалась нераскрытой, а все попытки масштабной разработки месторождения быстро прекращались. В плавку руда использовалась только как добавка – «в смесь третья часть». И это несмотря на то, что «идет она [руда] в глубь и имеется ее множество». Первым рассказал о свойствах странной руды ученый Товий Ловиц. В статье «Показания некоторых замечаний о титане», вышедшей в 1799 году, он описал свои наблюдения над титаномагнетитовыми рудами Урала. Оказалось, что тугоплавкий титан (точка плавления 1680°С), отличающийся высокой прочностью, вязкостью и исключительно высокой стойкостью против коррозии, придавал характерные свойства «шайтанской» магнитной руде.

Вот что писал о Магнитных горах Николай Смирнов в своей монографии «Рудные месторождения Шайтанской дачи на Урале» (1910 год): «Ближайшие к горе Волчихе, т. е. к массиву габбро, горы 4-я и 3-я Магнитные считаются поныне безрудными. Зато 2-я и 1-я уже давно, со времен Никиты Демидова, были известны как настоящие «магнитные горы»… В течении зимы 1907 и 1908 годов на обеих горах были предприняты обширные старательские работы. Хищнические по существу они сыграли роль разведок, благодаря им удалось обнаружить наиболее мощное залегание магнетита в двух определенных районах». Работы там вели жители Шайтанского завода - Шулин (ямы Шулина), Нарбутовский (ямы Нарбутовского) и Казанцев. «Из анализов видно, - писал Смирнов, - что наши титаномагнетиты представляют руду богатую металлическим железом, почти совершенно лишенную вредных для металлургии примесей. Содержание TiO2, хотя и высокое, но ниже шведских месторождений».

Второе «открытие» месторождения произошло в конце 20-х годов XX века. В стране разоренной гражданской войной остро ощущалась нехватка металла, особенно качественной стали. Повышенный спрос на титан и ванадий со стороны металлургических предприятий заставил правительство обратить внимание на запасы титаномагнетитов в стране и заново переоценить старые заброшенные рудники. В 1929-1931 годах было проведено изучение Первоуральского месторождения геологической партией Уральского отделения института прикладной минералогии и установлена магнитная аномалия, проходящая через вершины гор Магниток. Максимальные запасы руды тогда были определены в 65 млн. тонн.



Памятник паровозу 9Пм-299 на территории рудника в поселке Магнитка, фото Анастасии Акифьевой

Заметим, что в начале 30-х годов XX века в печати широко обсуждался вопрос о постройке на базе местного месторождения Первоуральского металлохимического комбината. Комбинат представлялся в виде крупнейшего металлургического завода мощностью в 1 миллион тонн чугуна и стали, крупнейшего завода на титановых шлаках и ванадиевого завода мощностью до тысячи тонн. Постройка комбината должна была не только полностью освободить СССР от иностранной зависимости в отношении титана и ванадия, но и сделать их предметом выгодного экспорта.

Но комбинат строить не стали, ограничились рудником, разработка карьеров которого была начата в 1935 – 1936 годах. Первым управляющим рудоуправления стал П.Е. Ершов. Тогда же геологи определили границы месторождения. Выяснилось, что рудоносной является восточная часть горнблендитового тела шириной от 50-60 до 300-350 метров, составляющая долю пироксенит-горнблендитовой полосы Ревдинского массива. Рудная часть с востока и юга контактирует с габбро, а с севера и запада – с безрудными горнблендитами. Руда Первоуральского месторождения была отнесена к классу малотитанистых ванадийсодержащих руд Качканарского типа. Кстати, температура плавления ванадия 1920°C – и не в этом ли причина особой тугоплавкости «шайтанской» руды, так поразившая демидовских доменщиков? Кроме титаномагнетита руда содержит сопутствующие минералы: рудные – ильменит, пирит, халькоперит, борнит и нерудные – роговая обманка и полевой шпат.

Железорудный концентрат, выпускаемый обогатительной фабрикой Первоуральского титаномагнетитового рудника, использовался в качестве сырья для черной металлургии. Он отгружался Чусовскому металлургическому заводу (класс – доменный) и Златоустовскому рудоуправлению (класс – агломерационный). Отходы производства использовались для отсыпки шоссейных дорог, балластирования железных дорог, для производства холодного асфальта и асфальтобетона, в камнелитейном производстве, в изготовлении минеральной ваты и в строительстве.



Затопленный Гологорский хромистый рудник на территории ПЗГО, фото Анастасии Акифьевой

Еще одно промышленное месторождение в даче Шайтанских горных заводов (здесь поразительно удачно сочетались рудные месторождения различных типов) было открыто в середине XIX века. Располагалось оно недалеко от деревни Талицы, рядом с горой Голой, от которой и получило свое название – Гологорский хромистый рудник. В 1864 году Шайтанская заводская контора получила от Уральского горного правления свидетельство на разработку месторождения и, что важно, разрешение на сбыт необработанного сырья.

«Разработка этого месторождения, – писал Николай Смирнов в 1910 году, – производилась в течение пятидесяти лет открытыми работами, которые в настоящее время достигли размеров огромной ямы-разноса, глубиною 12 саженей (25,6 метров), длиною (в верхней части) до 30 саженей (64 метра) и шириною 12-15 саженей (25-32 метра). Хромит залегает в виде сплошного обширного штока, размеры которого соответствуют размерам самого разноса, ибо пустая порода почти не вынималась и не вскрывалась за все время эксплуатации рудника».

В 1912 году на Гологорском руднике была введена в эксплуатацию обогатительная фабрика для переработки старых отвалов и обогащения бедных руд. Спроектировал и построил фабрику выпускник Петербургского горного института Николай Николаевич Барабошкин*.

В начале XX века на долю Гологорского рудника приходилась значительная часть всех хромитов, добываемых в России. Последнее обстоятельство, на фоне посессионных ограничений, убедило владельцев Шайтанских заводов принять решение о строительстве собственного перерабатывающего завода. Его сооружение началось весной-летом 1914 года. Руководил строительством выпускник Красноуфимского промышленного училища А.В. Иливицкий. Завод изначально проектировался под новейшие технологии, его производственные участки предполагалось оснастить оборудованием французских и германских фирм. Первая мировая война помешала доставке в Россию уже заказанного оборудования. В сложнейших условиях удалось оборудовать только участок для производства натриевого хрома, сернокислый цех, механическую и столярную мастерские. Первая продукция на заводе была выпущена 15 сентября 1915 года.



План Гологорского хромистого рудника, рисунок из книги Николая Смирнова «Рудные месторождения Шайтанской дачи на Урале», 1910

«Гологорский рудник не только единственный в Союзе по добыче хромистого железняка, но и крупнейший в мире. Еще недавно он уступал первенство только хромпиковым разработкам Родезии (Африка). Теперь и Родезия осталась далеко позади», – писал в своей книге о Чусовой А. Шейдлин (Москва, 1936).

25 ноября 1941 года Гологорский рудник шахтоуправления «Союзхромит» прекратил свое существование. Одновременно были остановлены насосы, производившие откачку воды, и скоро на месте выработки появилось рукотворное озеро. По непроверенным данным, глубина карьера составляла около 50 метров, а нижняя точка шахты доходила до горизонта 84 метра. В том же 1941 году на площадке рудника разместился эвакуированный из Украины Криворожский авторемонтный завода (сегодня – Первоуральский завод горного оборудования).

* Николай Николаевич Барабошкин (1880—1935), доктор технических наук, профессор, первый декан металлургического факультета Екатеринбургского горного института, основатель кафедры металлургии цветных и благородных металлов Уральского политехнического института, почетный член Института металлов Англии, Американского электрохимического и Германского химического обществ.

Источники: Акифьева Н.В. История Первоуральска от Демидовых до Бергов (1732-1918). – Екатеринбург: Банк культурной информации. 2005. С. 9, 30-32, 87-88.
Акифьева Н.В. Природные особенности городского округа Первоуральск. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2013. – 116с. (Серия «Очерки истории Урала», вып. 80). С.68-72

Викторина
Книга
33 комода