КРЫЛЬЯ РОДИНЫ
30 мая 2015 г. 9:48
2129
0

Жили в заводском поселке при Шайтанском горном заводе два парня, два двоюродных брата – Константин и Евгений Пильщиковы. Здесь они родились, росли, дружили, окончили школу, а потом, как и большинство своих сверстников, пришли работать на завод. Евгений после окончания Березняковского химического техникума, а Константин после фабрично заводского училища. Предприятие, где начинались трудовые биографии братьев, называлось «Уральский хромпиковый химический завод имени X лет Октября». «Бывало за смену на цановских прокалочных печах набегаешься, по лестницам к бункерам, а после работы лихо топаешь пешком до Первоуральска», – вспоминал спустя годы Константин Александрович Пильщиков.

Человеческая судьба складывается из множества событий – как важных, так и, на первый взгляд, незначительных. Но иногда принятое один раз решение дает толчок и резко меняет всю жизнь. Перед призывом на военную службу, а призывной возраст в то время был 21 год, Пильщиковы настойчиво просят направить их в летное военное училище и добиваются своего.

В 1932 году Евгений Николаевич прошел отбор и был направлен в аэроклуб города Свердловска. «Прыжки с парашютом, тренировочные полеты – день за днем осваивал он летное искусство. Летал отлично, руководить умел. Его оставили инструктором. А через несколько лет назначили начальником летного отряда. Когда грянула война, его направили в полк легких ночных бомбардировщиков. Дома остались жена с дочерью Викторией и сыном Владимиром».



Евгений Николаевич Пильщиков, 1939 год. Фото из фондов музея ЗАО «Русский хром 1915»

В том же, 1932 году, году Константин Александрович, став счастливым обладателем путевки «Комсомолец, на самолет», поехал поступать школу военных летчиков. Но в Перми его ожидало разочарование – перед самым набором школа военных пилотов и авиационных техников неожиданно для курсантов сменила название и профиль. С 1932 года военная авиационно-техническая школа №3 готовила только авиационных техников.

В училище неразлучным другом Константина стал сибиряк, будущий маршал авиации и трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин. Они всюду вместе. Вместе занимаются спортом, вместе участвуют в лыжных гонках в составе сборной Уральского военного округа, вместе летают на планере, вместе нарушают дисциплину и вместе сидят на гауптвахте. Курсантов, закончивших школу с отличием, направили на курсы старших авиационных техников в ленинградскую Военно-техническую школу ВВС РККА. После окончания курсов пути Пильщикова и Покрышкина расходятся. Друзья встретятся лишь через десять лет, в мае 1945-го в Германии.

До 1937 года Константин Александрович служил техником в истребительном полку недалеко от Баку. В начале 1937 года он едет «добровольцем» в Испанию и попадает в авиагруппу, которой командует земляк Анатолий Константинович Серов. Здесь, в Испании, Константин Пильщиков был награжден своим первым боевым орденом.

Вернувшись из Испании, он поступает в авиационную школу и осуществляет свою давнюю мечту – становится военным летчиком. В начале 1941 года Константин Александрович получает направление в Одесский военный округ, в 168-й истребительный авиаполк. Год назад он вступил в ВКП(б) и на новом месте службы был назначен на должность заместителя командира эскадрильи по политчасти. 5 мая 1941 года полк был дислоцирован на аэродроме у станции Колосовка. Здесь застала Константина Александровича война, которую он прошел «от звонка до звонка».

Первый воздушный бой он принял в начале июля 1941 года. Вот как писал об этом начальник штаба 168-го полка Федор Семенович Гнездилов: «12 июля тройка наших И-16 сопровождала уходившего через линию фронта разведчика Пе-2. Ведущим шел комиссар эскадрильи К.А. Пильщиков. Внезапно [он] увидел четверку вражеских «фиатов», а за ними – четверку мессершмиттов. Оценив обстановку, летчик-комиссар решил отвлечь внимание истребителей врага от «пешки» и атаковать их в лоб. Пильщиков направил И-16 навстречу гитлеровцам. И когда до «фиатов» оставалось около полутораста метров, те свечой рванулись вверх. Константин Пильщиков и Петр Шурмин ждали этого момента. Увидев в прицеле желтые фюзеляжи вражеских истребителей, они почти в упор выпустили в них короткие пушечные очереди. Два «фиата» рухнули на землю. Неожиданно в машине Константина заклинило мотор, но летчик вовремя ушел на вынужденную посадку, приземлившись в районе наших отступавших артиллерийских частей».

Бывали дни, когда Константин Александрович поднимался в небо по семь-восемь раз. Сражался мастерски, смело. В одном из полетов капитан Пильщиков вместе с ведомым младшим лейтенантом Максимовым обнаружили в районе Шаргорода большое скопление вражеских машин и решили обстрелять цель. В момент разворота для захода в очередную атаку летчики увидели четверку «мессеров». Пришлось принять бой. Виктор Максимов направил свой «ишачок» прямо в лоб вражескому истребителю. Никто не отвернул с боевого курса. Самолеты на огромной скорости со страшной силой врезались друг в друга. На землю посыпались обломки. Константин Пильщиков остался один против трех. В бронеспинку ударил снаряд, осколок впился в руку. Кончились боеприпасы, но Константин Александрович, снижаясь и продолжая маневрировать, тянул самолет на восток. Вот как описывал в своей книге этот бой генерал-майор авиации Федор Семенович Гнездилов: «Мессерам все же удалось зажать его в тиски. Они подошли к нему с разных сторон почти вплотную, выстрелами показали направление полета: разворачивайся, дескать, и жми на их аэродром, пока цел. В плен решили захватить. Вместе с истребителем. Но не тут-то было. Пильщиков резко бросил свой «ишачок» влево. Гитлеровец в страхе шарахнулся от него, не рассчитал и врезался в своего ведомого. Оба «мессера» почти одновременно загорелись, упали. В небе оставались лишь два истребителя – наш и вражеский. Фашистский летчик покружил над И-16, но сделать ничего не мог, вероятно, боеприпасы кончились и у него. Тяжело раненный осколками Пильщиков едва дотянул искореженный истребитель до своего аэродрома. Шасси не выпускались, и летчик посадил машину на «живот». Товарищи вытащили Константина Александровича из кабины, и он коротко доложил о результатах разведки и неожиданном бое на обратном маршруте. Подкатила «санитарка», и летчика увезли в госпиталь. Требовалась срочная операция».



Командир 523 истребительного авиаполка, подполковник Пильщиков Константин Александрович, 1944 год. Фото из фондов музея ЗАО «Русский хром 1915»

В начале 1942 года произошла неожиданная встреча братьев. «После боевых вылетов, уже в сумерках, наш летный состав направлялся на отдых, – вспоминал Константин Пильщиков. Ехали мимо группы из двенадцати легких ночных бомбардировщиков У-2, приземлившихся в этот день на аэродроме базирования наших истребителей ЛАГ-3 в Корекозево.

- Откуда? – спросил кто-то из нас, стоявшего у самолета человека.

- Из Свердловска, Арамиля.

- А Пильщиков прилетел?

- Да, это наш командир отряда. Вон он запускает мотор.

- С машины меня как ветром сдуло, вспоминал Константин Александрович. Усталость и тяжелый меховой комбинезон не мешали бежать к самолету». Братья обнялись и не торопясь пошли в село. Делились новостями из писем, мечтали, как было бы хорошо воевать вместе. Трудно описать радостную встречу двух братьев. Но, к сожалению, она была коротка – всего двое суток. При выполнении боевой задачи самолет Евгения Пильщикова был сбит. Мессершмитт-109 настиг лишенного защиты У-2 и расстрелял его над нашей территорией. «…Не верилось, что его нет с нами. Несколько дней назад мы вместе радовались, смеялись, вспоминая Шайтанку, завод, друзей, подруг», – с горечью вспоминал Константин Александрович.

Похоронили Евгения Пильщикова и его штурмана в деревне Корекозево Калужской области.

В августе 1942 года майора Константина Пильщикова назначили на должность командира 168-й авиаполка. Федор Семенович Гнездилов вспоминал: «Все мы отлично знали этого боевого летчика. В поединках с врагом он был отважен и смел. Обладал поистине завидным мастерством пилотирования истребителя. На него держала равнение вся наша молодежь. Его знали и уважали во всех полках нашей 303-й авиадивизии».

Осенью 1943 года Константина Александровича назначили командиром 523-го истребительного авиаполка. Шел последний месяц предпоследнего военного года. На счету подполковника Пильщикова было 260 боевых вылетов. В воздушных поединках он сбил 13 вражеских самолетов. Командир 303-й истребительной авиационной дивизии генерал-майор авиации Г.Н. Захаров о своем подчиненном говорил так: «Я не ошибусь, сказав, что Константин Пильщиков был самым любимым из командиров полков. Были у нас командиры сильные, пользующиеся у лётчиков непререкаемым авторитетом, заслуженным уважением. Анатолий Голубов, Семён Сибирин, Александр Петровец, Иван Заморин, командиры «Нормандии» Жан Тюлян, Пьер Пуйяд, Луи Дельфино – всё это были лётчики, словно самой судьбой предназначенные для командования полками. Но больше всех любили именно Пильщикова».

Отдавая должное героям-летчикам, Константин Александрович Пильщиков в письме своим товарищам с хромпикового завода писал: «[Мы] получали новенькие Яки, Ла-5. Ла-7, снабженные пушками, из которых мы поливали бронебойными снарядами самолеты врага, штурмовали эшелоны и даже танки. Значит, спасибо моему родному заводу «Хромпик» за твердосплавные порошки, спасибо людям, [которые] придумали и делали их на благо разгрома врага».

24 Декабря 1944 года командир 523-го истребительного авиаполка Константин Пильщиков в паре с майором Кривохижем искал немецкие танки. Снова и снова всматривался он в пустынную, покрытую кустарником и прорезанную оврагами, местность. Неожиданно он заметил гусеничный след, который уходил в глубокий овраг. Решив проверить своё предположение, он ударил по оврагу из пушек. Немцы не выдержали и открыли интенсивный ответный огонь. Один снаряд попал в машину Пильщикова. С задания ведомый вернулся один. Командир не «дотянул» до линии фронта. Из горящего самолета он выбросился с парашютом. Внизу его ждали фашистские автоматчики.

Тогда же в горвоенкомат города Баку, по месту жительства жены, Полины Яковлевны Пильщиковой была направлена «похоронка»: «Подполковник Пильщиков Константин Александрович – командир 523 истребительного авиационного полка 303 истребительной авиационной дивизии, погиб, сбит зенитной артиллерией противника при выполнении боевого задания 24 декабря 1944 года»

.

Каково же было удивление и радость друзей однополчан, когда они узнали, что Пильщиков не погиб. Кстати, про возвращение из плена Константина Пильщикова есть две версии:

Одна от командира 303-й истребительной авиационной дивизии генерал-майор авиации Георгия Нефёдовича Захарова: «…Пильщиков в своем последнем боевом вылете не дотянул до линии фронта километра два. Прыгнул неудачно: зацепился за дерево, а при попытке освободиться упал на землю и от удара потерял сознание. Четыре месяца мытарствовал летчик в лагерях для военнопленных и вот 22 апреля с группой товарищей совершил побег из лагеря Вайден. Почти три недели летчики скитались по Германии, 11 мая вышли к своим в районе Дрездена».

Другая от Александра Ивановича Покрышкина: «Радостным событием для меня в эти дни было появление в штабе давнего друга по учебе в авиашколе в Перми Кости Пильщикова. После дружеских объятий спросил у него:

- Костя, почему ты в американской форме?

- Лагерь военнопленных, где я был после того, как меня сбила в конце войны зенитка, захватили американцы.

Эту версию подтверждает и Василий Афанасьевич Меркушев: «22 апреля нас освободили из лагеря Вайден американские войска. […]. После освобождения я прорывался к линии фронта в группе летчиков. Все они когда-то попали в плен, как и я, в бессознательном состоянии после катапультирования. На привалах, прячась с подполковником Константином Пильщиковым под вывороченными с корнями соснами, мы мечтали, как попадем в родную часть…».

В своих воспоминаниях Александр Иванович Покрышкин писал: «Радостным событием для меня в эти дни было появление в штабе давнего друга по учебе в авиашколе в Перми Кости Пильщикова. «Костя Пильщиков, друг золотых юных лет, облачайся в мою гимнастерку, галифе, ведь тебе даже звезд на погонах не надо уменьшать. Все нашлось у меня для друга – и одежда, и пища, и добрые слова. Воспоминания воскресили в памяти незабываемые годы, полные настойчивой пытливости, молодецких проделок и упорного труда во имя заветной мечты. Костя погостил у меня всего один денек. Я помог ему добраться до города, в котором можно было сесть на поезд. Он торопился домой, на Родину».

Александр Иванович Покрышкин не рассказал всех подробностей той давней истории. Прежде чем попасть «домой, на Родину» Константин Пильщиков с товарищем по лагерю, командиром 152-го истребительного полка, Героем Советского Союза Василием Афанасьевичем Меркушевым до ноября 1945 года «проходили государственную проверку». «Судя, по существенным пробелам в биографии, на смену радостным эмоциям от встреч с однополчанами пришла горечь и обида от унижений и недоверия в ходе затянувшейся проверки».

Кстати, Константину Пильщикову, в отличие от Василия Меркушева сильно «повезло». В 1949 году американские спецслужбы передали своим советским коллегам архивы немецких разведывательных органов. Среди прочих бумаг был обнаружен протокол допроса Василия Меркушева, из которого следовало, что он рассказал немцам о боевом пути своего полка, и о его месте дислокации. Меркушев был арестован. В протоколе допроса есть его признание: «…Меня допрашивали спустя 45 дней после падения, я был уверен, что эти сведения устарели и не представляют какой-либо оперативной ценности». Военный трибунал признал В.А. Меркушева виновным и определил меру наказания 10 лет исправительно-трудовых лагерей, с 22 февраля 1949 года. Василия Афанасьевича Меркушева освободили по амнистии 1 июня 1954 года. Ему вернули звание Героя Советского Союза, «Золотую Звезду», два ордена Ленина, ордена Красного Знамени и Красной Звезды, восстановили воинское звание – подполковник запаса.

К Пильщикову судьба была более благосклонна. «После восстановления в правах» Константин Александрович продолжил службу в вооруженных силах и даже окончил заочно академию ВВС. В 1957 году «по состоянию здоровья вышел в отставку». Среди боевых наград полковника Пильщикова четыре ордена «Красное Знамя», три ордена «Красная Звезда», орден Александра Невского. В группе ветеранов, награжденных орденом Отечественной войны I степени в 1985 году, полковник в отставке Константин Александрович Пильщиков также значился. Из карточки награжденного известно, что жил тогда Константин Александрович на Ставрополье, в селе Кугульта Петровского района. По неподтвержденным данным, скончался Константин Александрович Пильщиков в 1996 году.

Публикация является дополнением к статье «АС» – /blog/kraevedenie/as/1015/

Автор: Акифьева Н.В.

Источник: Акифьева Н.В. Крылья Родины Новая еженедельная газета № 38, 2 октября 2014 и № 39, 9 октября 2014.

Мебель студия
Интерра Онлайн
Евродент Экран1