КВАРТАЛ № 30
9 июля 2020 г. 8:10
3243
32

Квартал с весьма прозаичным именем (даже не именем – порядковым номером) “30” – это, пожалуй, самый таинственный крупный объект на карте Первоуральска. Его появление на строительном плане Соцгорода необъяснимо с точки зрения массовой советской идеологии, которая, как минимум, не одобряла право определенной группы лиц иметь относительно собственное (государственный жилищный фонд) благоустроенное, капитальное жилище и прилегающий к нему участок земли практически в центре города, в то время, когда большинство рабочих ютилось в бараках и общежитиях.

Но, это противоречие кажущееся. Решение жилищного вопроса – это безусловная привилегия и того времени. Вот, что писал в 1938 году о жилищной проблеме на Новотрубном заводе начальник волочильного цеха НТЗ Виктор Андреевич Кравченко: “Проведя около часа в казармах, я покраснел от стыда, когда увидел свою собственную квартиру в одном из новых четырехэтажных кирпичных домов, стоявших среди соснового бора по другую сторону заводской площадки. Даже в Никополе или Таганроге это жилье считалось бы достаточно приличным местом обитания. Но для Первоуральска это было роскошью – собственная ванна, ковры, хорошая мебель, большая кухня. От предыдущих жильцов я унаследовал Дуню, неряшливую пожилую женщину, которая варила еду и делала уборку…”

В данном отрывке речь идет об одном из трех домов, расположенных в центре Соцгорода (ул. Герцена, № 11, 9, 7.) и известных в народной топонимике, как “Еврейский квартал”. Отмечу отдельно, заселение в большие роскошные квартиры или отдельно стоящие “начальничьи” дома всецело зависело от места квартиранта в должностной иерархии или от вышестоящего начальства. Впрочем, как и выселение из этих квартир, например, по причине увольнения с работы или ареста.

Послевоенное строительство в Первоуральске (период с 1947 по 1952 годы) вылилось на практике в малоэтажное типовое строительство в виде кварталов из конструктивно унифицированных шлакоблочных двухэтажных жилых домов. В планировке же квартала № 30 использована принципиально другая схема. Это было обусловлено иным образом жизни людей, для которых он предназначался.



Квартал №30 на современной спутниковой карте. Розовым цветом очерчены границы квартала, красным – коттеджи, построенные до 1963 года, бирюзовым – запланированные, но не построенные коттеджи.

Первое (известное автору) упоминание квартала № 30 в официальных документах – 20 мая 1952 года. В этот день Исполком Первоуральского Горсовета одобрил строительство квартала № 30 (второй вариант), увязав его со строительством парка и стадиона. Спустя год Исполком подтвердил свое решение и утвердил проект детальной планировки квартала № 30 “по застройке домами коттеджами для Новотрубного завода”. В 1956 году, после согласования с областным архитектором и получения проектного задания от новой администрации Первоуральска, началось строительство коттеджей. Заметим, ни одного сообщения о строительстве коттеджей в городских СМИ не проскользнуло (или я их не обнаружила).

Могу предположить, что планировка квартала № 30, была “срисована” со знаменитого магнитогорского коттеджного поселка “Березки”. Того самого, который Авраамий Павлович Завенягин построил для начальников всех основных цехов Магнитостроя “и устроил при них (участках) сады”. С первого взгляда на первоуральский проект становится ясно – это жилье для высокопоставленных персон, а не для “трудящихся”. Судя по имеющимся в распоряжении автора строительным планам, пять гектаров первоуральских “Березок” были рассчитаны на 36 коттеджей – это примерно 50 участков. Дома на участках планировались самые разные – от двухэтажных “дворцов” до скромных одноэтажных домиков “на двух хозяев”. На одного “владельца” приходилось вместе с домом, примерно, от 8 до 15 соток. С запада на восток поселок делила на две равные части единственная улица (какой-то шутник начеркал на одном из планов – “Начальничья”. В плане не прорисован забор, но это не значит, что о нем не думали. Нетрудно предположить, что в качестве градостроительной задачи рассматривалась не проблема расселения рабочих, а комфортное размещение небольшого слоя руководящих работников и, возможно, избранных "рабочих-передовиков".

Желание людей выбирать себе соседей среди равных по положению, достатку, уму, культуре понять можно. В принципе, от такой возможности мало бы кто отказался. Одно дело – делить этаж с семьей алкоголиков и совсем другое – когда рядом проживает главный инженер крупного предприятия. Можно, конечно, попытаться заселить двухэтажный домик в “Еврейском квартале” или в “Немецких двориках” “своими” людьми. Но, во-первых, – это не гарантировало от появления соседа-пьяницы (жилье-то государственное – распределяется через парткомы, профкомы и прочие комитеты). А во-вторых, собственный (пусть даже и государственный) участок в 10 соток с соснами-клумбами-дорожками и домик со всеми благами цивилизации (электричество, водоснабжение, центральное отопление, центральная канализация) иметь приятней во сто крат. Как говорил один персонаж из замечательного советского фильма "… тогда бы никто не болтал, если бы у каждого был хороший домик в сосновом лесу…".



Вид на Соцгород с колеса обозрения, начало 1970-х годов. На переднем плане два крайних коттеджа квартала № 30. Фото из фондов музея ОАО “ПНТЗ”

К 1958 году в квартале №30 построили примерно десяток коттеджей. Потом строительство застопорилось. Болтали, что к этому времени количество жалоб в обкоме перевесило мощь первоуральской номенклатуры. В 1959 году строительство на участке началось вновь, но уже не коттеджей, а профилактория Новотрубного завода. В марте 1963 года состоялось его открытие. Еще раньше, в 1962 году у симпатичных коттеджей появились новые хозяева – построенные дома были отданы под детский садик санаторного типа (у каждой группы – свой дом). Будто бы так и было задумано.

Н. В. АКИФЬЕВА ©

Гипермаркет видеонаблюдения Dahua Pervouralsk
Мы
Евродент Экран1