ПО КАБАЦКОМУ ОБРАЗЦУ
30 октября 2015 г. 0:05
4037
92

В 1885 году новые «Правила о раздробительной продаже напитков» предписывали ликвидировать распивочные, где алкоголь употребляли без закуски (кабак) и торговать спиртным лишь в заведениях трактирного типа с непременной подачей пищи. Кабак «приказал долго жить». Казалось бы, туда ему и дорога, теперь заживем… Но не тут-то было. Кабак, как птица феникс, возродился в новых обличиях. Революции, войны, социальные реформы, словно гигантские волны, «смывали» с карты целые государства, но разбивались в мелкие брызги о неприступные стены классического кабака.

Уважаемые читатели колонки «Краеведение», предлагаю вашему вниманию две маленькие «вырезки» из периодической печати, посвященные одному явлению – общественному питейному заведению. «Герои» заметок – это обыватели одного населенного пункта, только разнесенные по времени на 40 лет. Одна «вырезка» описывает «кафе закусочную» ОРСа Трубстроя – это практически точная копия статьи, напечатанной в газете «Под знаменем Ленина» в 1936 году. Другая рассказывает о питейных заведениях Шайтанской волости – компиляция двух источников: статьи из газеты «Екатеринбургская неделя» за 1894 год и свидетельства Александра Топоркова из книги «О Васильево-Шайтанском заводе» за 1892 год.

Попробуйте определить, где заметка из советской газеты, а где свидетельство из XIX века.

А

Базарный день. На площади возвышается брусчатый дом деревенского типа с небольшими окнами, загрязненными коричневыми сосульками от выходящего наружу остывающего пара. По скользким, обледенелым ступенькам из входной двери снуют люди. Они почти все пьяные, иных вытаскивают из помещения под руки.

Внутреннее содержание этого дома ничуть не лучше его внешнего вида. Пол покрыт толстых слоем грязи, скорлупой семечек, окурками, плевками. У закопчённой стены, при входе, группа веселых посетителей окружила какого-то подозрительного на вид завсегдатая базарной толкучки и возбужденно настаивает снизить цену продаваемых им часов в других вещей. За грязным столиком, с нагроможденной на нем немытой посудой, бутылками с пивом и водкой, сидит веселая компания и, не обращая ни на кого внимания, громко разговаривает, перемежал речь отборными ругательствами. Двое спят, издавая громкий свист носом.

Дверь на кухню полуоткрыта. Там виден черный от грязи пол, вымазанная глиной и небеленая печь с плитой, на столе горы немытой посуды с объедками. За другим столом женщина изготовляет пельмени, переговариваясь с группой базарных посетителей, очевидно по знакомству зашедших погреться в кухню...



Кабак. Русский народный лубок XIX века

В

Особенно сильно привилось к здешнему рабочему пьянство. Рабочий после смены купит в лавке косушку водки, а пить идет в пивную. Спросит в пивной бутылку пива, спросит стакан, и сидит да попивает из-полу – полстакана пива – полстакана водки, смотришь – через полчаса и готов «на вынос.

Трудно сказать, какое впечатление было тяжелее, от старого кабака, давно осужденного нравственным сознанием народа и терпимого как зло, или от винной лавки, у дверей которой в начале рабочего дня нетерпеливо толпятся люди с изможденными лицами, распивающие «мерзавчики» тут же на месте. Причем взрослые часто служат посредниками для малолеток, получая за это право «глотнуть». Тут же в соседстве с пивным заведением желающие к своему удовольствию могут получить еще услуги публичных женщин.

Пьют все. Женщины не уступают в невоздержности мужчинам, и случается, даже превосходят их. Муж берется за рюмочку, а жена за стаканчик. Пьянство обыкновенно сопровождается здесь дебоширством, драками и так далее. Особенно отличается этим молодежь, которая в пьяном виде гуляет вечером или ночью компанией по 20-30 человек с песнями под звуки гармоний, безобразничая и не давая никому проходу. Побить встречного, выбить окно – обычное для них дело. Постоянно только и слышишь про ночные драки: одного хватили топором или камнем, другого спустили с лестницы, а иного и совсем отправили на тот свет.

Автор: Акифьева Нина Валентиновна.

Мебель студия
Вентиляция
СТ Практик