ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА (эпизод 3)
28 октября 2018 г. 8:26
3854
23

Их много. Незаслуженно забытых инженеров, врачей, учителей, воинов, спортсменов… За каждым именем – судьба. Судьба, вплетенная в историю города среди тысяч и тысяч других и прочих. Нам нужно только вспомнить.

Александр Александрович Топорков. Он был священником. Он был дворянином. Он был статистиком. Он был краеведом. Он написал первую книгу о Первоуральске («О Васильевско-Шайтанском заводе»). И его по праву называют первым летописцем города.

Еще неделю назад я и не думала писать о Топоркове. Но случайно прочитанная статья Святослава Сергеевича Кудрявцева более чем двухгодичной давности поменяла мои планы. Наперсный Крест Александра Топоркова



Петропавловская церковь, Первоуральск, 1974 год. Фото из архива музея ОАО ПНТЗ.

Здесь уместно будет сказать несколько слов о жизненном пути Александра Александровича Топоркова. Итак, отец нашего героя Александр Николаевич Топорков, происходил из семьи потомственных священнослужителей. Он родился в 1822 году в Верхотурском (Петропавловском) заводе. После окончания Пермской духовной семинарии Александр Николаевич становится учителем в приходском училище. В 1844 году он был рукоположен в сан священника и определен в Знаменский приход Верхнетагильского завода. Здесь, в Верхнем Тагиле, в 1847 году и появился на свет Александр Александрович Топорков. В декабре 1864 года Александр Николаевич был переведен в Березовский завод. Туда же переезжает вся семья. В 1865 году Александр Александрович Топорков делает первые шаги по дороге отца – поступает в Пермскую духовную семинарию. В 1871 году он оканчивает курсы обучения, приезжает к отцу и получает место учителя в Березовском горном училище. В 1874 году он женится и принимает сан священника. 23 марта 1875 года Александр Александрович получает свое первое и последнее назначение – в Петропавловскую церковь Шайтанского завода. Через 10 лет он становится настоятелем храма. За свою службу он удостоился многих наград и поощрений, доступных для рядового «заводского» священника: от набедренника до наперсного креста от Святейшего Синода и ордена Святой Анны 3-й степени. Кстати, Анна 3-й степени давала награжденному лицу права личного дворянства. Интересная деталь (вопрос этот в среде краеведов никогда не обсуждался), если верить Эмилии Евгеньевне Чумаковой, описавшей акт награждения в 1895 году отца нашего героя Александра Николаевича Топоркова орденом Святого Владимира 4-й степени, то Александр Александрович и до своего награждения был дворянином, причем дворянином потомственным. А еще Александр Александрович Топорков был очень разносторонним человеком. Он состоял членом Пермского губернского статистического комитета, членом Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ), активно работал в Екатеринбургском отделе Императорского православного Палестинского общества. Кроме того, в разные годы он являлся законоучителем Шайтанского заводского училища и заведующим Шайтанской школой. В отчете Епархиального наблюдательного Совета за 1889 год отмечено: «Является образцовым законоучителем». Но все добрые дела эти вряд ли стали бы известны потомкам, если бы не научная работа Топоркова со скромным названием – «О Васильевско-Шайтанском заводе». Отдельным изданием очерк был напечатан в 1892 году, а некоторое время спустя он был включен в сборник Пермского статистического комитета «Уральский край».



Петропавловская церковь Шайтанского завода, 1910-е годы. Архив Е.А. Рахмановой, реставрация фото А.А. Галицких. Стрелкой обозначено вероятное место могилы священника Иоанна Ефимова.

Но вернемся к теме нашего разговора. Первой рассказала о могиле Александра Топоркова Ольга Алексеевна Бухаркина, заведующая Отделом использования и публикации документов ГАСО. В 2002 году, в предисловии к переизданию очерка Топоркова, она сообщила: «Александр Александрович Топорков был похоронен в ограде Петропавловской церкви, в которой прослужил 36 лет».

Если эти сведения верны, то могила Александра Топоркова стала второй усыпальницей священников на территории храма «За все время существования Петропавловской церкви в течение 143 лет, в Шайтанке умерло только два священника: Сапожников – лет 45 от рождения и Ефимов – в возрасте уже старческом». Из этих двоих в ограде Петропавловской церкви был погребен один – Иоанн Ефимов (что не исключает наличие иных могил в ограде храма). «В августе 1861 года священник Ефимов скончался и был погребен у южного придельного алтаря Петропавловской крепости. На могиле покойного о. Иоанна, священствовавшего в Шайтанке с лишним 30 лет, нет не только памятника, даже не положена плита» – это цитата из статьи Топоркова в «Екатеринбургских епархиальных ведомостях» за 1895 год.

В своей книге «Первоуральск от завода к городу», выпущенной в 2015 году, я писала: «Известно, что в ограде храма присутствовали, как минимум, два склепа. В одном был погребен священник Иоанн Ефимов, захороненный у южного алтаря 28 августа 1861 года. Во втором – священник Александр Александрович Топорков, умерший 21 мая 1911 года. Более определенных сведений о местах захоронений у нас сегодня нет. Странно, но при устройстве площадки под новую церковь в 1990 году никаких официальных сообщений о находках и вскрытии могил не последовало». А это на самом деле странно, потому что сведения о погребении священников у строителей новой церкви были (должны были быть).

Кстати, иных достоверных сведений о месте захоронения Александра Александровича Топоркова, кроме свидетельства Ольги Алексеевны Бухаркиной («в ограде Петропавловской церкви»), у нас нет. Ни подтвердить, ни опровергнуть эти данные мы не можем до сих пор. В конце концов, хоронить священника в ограде церкви – совсем не обязательно. Лет десять назад, когда мы разговаривали со священнослужителем по поводу захоронений в ограде Билимбаевской церкви, я спросила: «Какими церковными правилами регулируются захоронения на территории церкви?». Если я правильно поняла ответ – на территории церкви (если она не кладбищенская) обычно никого не хоронят, хотя жестких правил (церковных, но не санитарных) нет.



Наложение плана старой Петропавловской церкви на контуры новой (~39м./~43м.). Красными крестиками обозначены приделы старого храма, красными эллипсами – вероятные места захоронений, синим – возможные места иных захоронения. Северный эллипс – место предполагаемого захоронения А.Топоркова по свидетельству С.Кудрявцева.

По свидетельству Святослава Сергеевича Кудрявцева, под дорогой, с северной стороны церкви (старый придел Иоанна списателя «Лествицы») находится склеп священника: «Отец Виктор, который руководил стройкой, рассказал мне о том, что, раскапывая экскаватором землю на территории, снесенной в 1974 году церкви, экскаваторщик наткнулся на кирпичный склеп, стены которого были облицованы чугунными плитами. Не разобравшись, что это за кладка, экскаваторщик разрушил ее и подцепил ковшом клок зеленой ризы и большой наперсный крест. Материал был, как новый. Как мне рассказал отец Виктор, он растерялся. Завернув крест в эту же материю, он зарыл все на прежнем месте. […]. В 2014 году при нашей встрече с ним я попросил показать мне это место конкретно. Отец Виктор уверенно пошел и встал на дороге, прямо над склепом. Но это же северная сторона, а отец Иоанн погребен с южной стороны. Выходит однозначно – это может быть захоронение только отца Александра. При последующем нашем разговоре отец Виктор высказал пожелание установить памятник на месте найденного склепа, даже если для этого придется убрать въездные ворота на территорию храма с северной стороны. Однако сегодня по своему положению и по состоянию здоровья не он, к сожалению, решает проблемы храма».

Несмотря на то, что история эта давняя, официальных комментариев со стороны РПЦ озвучено не было.

Автор: Н. В. АКИФЬЕВА ©

Музей СССР
Интерра Онлайн
Варикоза нет