ЗАВОД № 521 (эпизод 1)
5 апреля 2015 г. 0:00
2905
18

В воскресенье 22 июня 1941 года жители поселка Хромпик, как и весь советский народ, услышали проклятое слово: «Война». И привычный мир перевернулся. Рухнуло все: надежды, планы, обыденный образ жизни, повседневные заботы.



Из фондов музея ЗАО «Русский хром 1915»

1941 год.

23 июня. Приказ по заводу № 137 «О прекращении очередных отпусков в связи с мобилизацией».

24 июня состоялось экстренное собрание коммунистов и комсомольцев Хромпика. В единодушно принятой резолюции прозвучало: «Мы, коммунисты и комсомольцы хромпикового завода, клянемся нашей Великой Коммунистической партии, нашему Правительству, что еще энергичнее будем трудиться на своих постах, у аппаратов и станков, будем выпускать как можно больше продукции, усилим оборонную работу на заводе. Поведем решительную борьбу за укрепление партийно-комсомольской дисциплины. По зову партии мы все, как один, встанем с оружием в руках на защиту нашей любимой Родины!».

30 июня. Приказ по заводу № 145 «Об отмене очередных и дополнительных отпусков с заменой их денежной компенсацией».

4 июля состоялся общезаводской митинг. На митинге трудящиеся завода единодушно заявили, что «считают себя мобилизованными и готовы в любой момент по зову партии встать на защиту Родины!». По данным партийной организации, за первый месяц войны на фронт ушли 110 заводчан. Рабочие пяти цехов в своих резолюциях потребовали увеличить им рабочий день на два часа до окончания военных действий. В первых числах июля завод получил спецзадание ГКО на повышенную выработку хромового ангидрида и предписание – поднять выработку окиси хрома в 2,5 раза и увеличить выпуск сернистого натрия.

8 июля. Приказ по заводу № 151 «Об увеличении рабочего дня до 10 часов для рабочих подсобных цехов и ремонтных бригад основных цехов для выполнения задания по капстроительству».

В одну из тревожных июльских ночей в кабинет главного инженера Сергея Ипполитовича Башкирова, временно замещавшего директора Николая Ильича Хайдукова, позвонил заместитель председателя Совнаркома Первухин. Он был по военному краток и точен – нужно разработать химическую формулу нового продукта на основе хромового соединения и в десятидневный срок подготовить опытную партию для отправки в Москву. Таинственный продукт получил на заводе кодовое имя «2 ИКС». Под шифром скрывался продукт, который фронтовики назовут «огненной гранатой». Этим легендарным оружием наши сорлдаты жгли танки врага в самые тяжелые годы войны. «Дело было новое, никакой технической литературы по этому вопросу не было. Известно только, что одно из соединений хрома при соприкосновении с органическими веществами способно их воспламенить», – писал в своих воспоминаниях Григорий Исаакович Рогальский. Задачу поручили решать специалистам ЦЗЛ под руководством инженера-химика Григория Леонидовича Рейтмана. Главное отличие «2 ИКХ» от традиционных бутылок с зажигательной смесью состояло в том, что хромпиковский «снаряд» не нужно было поджигать. Запаянная ампула с хромовым «детонатором» находилась внутри стеклянной бутылки, наполненной авиационным бензином. Когда бутылка и ампула разбивались, происходило самовоспламенение бензина. В намеченный срок опытная партия была готова и отправлена на испытание. Вскоре было получено задание – организовать выпуск «2 ИКС» для нужд обороны. Всего 25 дней понадобилось заводским специалистам, чтобы доработать технологию, подготовить помещение, найти и смонтировать оборудование. Готовая продукция отправлялась в Москву на завод «Точизмеритель».

15 июля. Приказ по заводу № 158 «О временном увеличении рабочего дня для рабочих цехов № 1 и № 2 для проведения работ по капстроительству».

Из занятых врагом территорий в тыл, на Урал, хлынул поток беженцев, эвакуированных предприятий, научных институтов и медицинских учреждений. На территории поселка хромпикового завода разместились Киевский институт кожевенной промышленности со студентами и преподавателями, коллектив Московского опытного шинного завода, часть сотрудников Московского комбината твердых сплавов, эвакогоспиталь с обслуживающим персоналом, были приняты беженцы из балтийских республик, Украины и Ленинграда.

20 августа.Распоряжение по заводу № 123 «Об уплотнении жильцов поселка с целью размещения эвакуированных».

Была и другая проблема. Уже через месяц после начала войны проявились сложнейшие задачи обеспечения завода сырьем, материалами, транспортом. Поступление такого значимого для производства компонента, как кальцинированная сода, составляло только 10 % от потребностей завода. Отсутствие запасов угля, соды, купоросного масла и руды привело в ноябре и декабре к невыполнению плановых заданий. Очень плохо было со снабжением, питанием, жильем, одеждой.

28 августа. Распоряжение по заводу № 150 «О сдаче рабочими стандартных карточек для получения карточек на хлеб и другие товары».

Но самой серьезной проблемой было положение с кадрами. В ту пору Хромпик состоял в Наркомате легкой промышленности, и это обстоятельство существенно осложнило кадровый голод. Только до конца 1941 года ушла на фронт треть заводского коллектива – 523 человека. Их место заняли женщины. На производственные участки были приняты 202 домохозяйки. Нередко по просьбе самих женщин их ставили на рабочее место мужа, отца или брата. Однако проблема кадров оставалась одной из основных. Поэтому руководство завода совместно с парткомом и завкомом решают увеличить продолжительность рабочего дня для некоторых производственных участков до 12 часов, вместо 6–8 часов в мирное время.

24 ноября. Приказ № 274 «О расширении контингента детских садов и переводе в них пребывания детей на 12 часов».

В ноябре-декабре 1941 года в ремонтно-механическом цехе предприятия была создана первая «фронтовая бригада». Ее лозунг: «Помни товарищ! В дни войны твой станок – оружие». В составе бригады и вчерашние «фезеушники» и опытные ветераны. Они выполняли норму выработки не ниже 200 %, а на обработке корпусов мин – до 300 %.

1942 год.

8 марта. Приказ № 38 «Об объявлении благодарности и премировании женщин работниц за стахановскую работу, женщин-домохозяек за активную помощь заводу по погрузке-выгрузке вагонов и за общественную работу».

В связи с оккупацией Украины (там до войны находились крупнейшие содовые заводы страны «Донсода» и «Славсода»), рассчитывать на удовлетворительное снабжение кальцинированной содой было нельзя. Решено было освоить процесс прокалки шихты с заменой соды в ней отходами бихроматного цеха, сульфатом натрия и одновременно приступить к строительству собственной содовой установки.

2 апреля. Приказ № 57 «О переводе печей на работу с сульфатной шихтой, когда нет на заводе соды».

В июне 1942 года вышло постановление ГКО об организации производства на заводе нового вида продукции. В сжатые сроки строится цех № 6 и реконструируется цех № 1, рассчитанные на выпуск вольфрамового ангидрида и твердосплавных «победитовых» порошков на основе карбида вольфрама. До войны стандартный бронебойный снаряд представлял собой закаленную болванку, выточенную из очень прочной стали. Но танки одевались в толстую броню, и основные средства вооружения нашей пехоты оказались практически бесполезны против танков противника. Вот тогда-то и было решено использовать в бронебойных снарядах новые материалы. Наиболее эффективными оказались снаряды с вольфрамовыми сердечниками на основе сплавов из вольфрамового ангидрида.

6 июня. Приказ № 86 «О переименовании уральского хромпикового химического завода им. X лет Октября в завод № 521 и передачи его из Наркомата легпрома в Наркомат цветной металлургии СССР, в главное управление промышленности редких металлов».

Стремясь оказать посильную помощь Родине, коллектив завода принимает участие в создании Фонда обороны страны. С этого времени и до конца войны однодневный заработок каждого трудящегося раз в месяц отчисляется в Фонд обороны. Еще коллектив перечислял в Фонд обороны облигации Государственного займа третьей пятилетки. Первый военный заем 1942 года среди трудящихся предприятия был реализован на 407940 рублей. С большим энтузиазмом прошла на предприятии компания по сбору теплых вещей для Красной армии. Участвовали все. Только в 1942 году заводской комиссией на фронт было отправлено 2733 вещи. Отправляли на фронт и другие подарки. Всего было отправлено 2382 посылки. Комсомольцы завода перечислили в фонд постройки танковой колонны «Свердловский комсомолец» 4783 рубля.

10 июня. Приказ № 88 «О выдаче дополнительного питания рабочим вредных и горячих профессий, перевыполнившим нормы выработки».

Рабочих рук не хватало. Да и из тех, что были, не все выдерживали ужасающие условия труда вредного производства. Руководство Наркомцветмета, понимая трудности с кадрами, по просьбе руководства завода разрешило передачу солдат «Сибстройбата», а позже и монтажников «Строймонтажа» «по их желанию» для работы в цехах завода. В основном это были бывшие крестьяне из западных областей Украины и Белоруссии, верующие в Бога и «мало знакомые с советским образом жизни», а также узбеки, совершенно не знающие русского языка. В начале 1942 года на Хромпик прибывают группы подростков из ремесленных училищ Березовска Свердловской области и из Чимкента Казахской ССР. Это были 13-15 летние ребятишки. «Худые, изможденные, зачастую в брезентовых ботинках на деревянном ходу, впервые оторванные от родителей, а многие уже не имевшие их, они только и думали, как бы поесть досыта. Ради этого некоторые из них продавали хлебные карточки, чтобы 2–3 дня поесть досыта». Некоторые были малы ростом, и приходилось подставлять ящики или скамеечки, чтобы они могли дотянуться до рычагов или вентилей. Бывало, в ночную смену, они засыпали где-нибудь в укромном местечке. «Трудно они привыкали к заводской жизни и трудовой дисциплине». Затем приехали девушки, мобилизованные из далеких уральских деревень, «многие из них раньше не видели даже железной дороги».

29 ноября. Распоряжение № 173 «О направлении на работу инвалидов III группы.

Подсобное хозяйство во время войны стало непременным атрибутом предприятия. Еще осенью 1941 года на выделенном участке у деревни Пильная вырубили лес, раскорчевали пни, вспахали целину. Весной 1942 года посадили на грядки срезки клубней картофеля. Работали там почти исключительно женщины и подростки. В дальнейшем это подсобное хозяйство сыграло существенную роль в снабжении заводских столовых и детских учреждений. Работа в подсобном хозяйстве рассматривалась как важное спецзадание. На посадке картофеля устанавливался 10 часовой рабочий день. Еще спасали огороды. Ими были заняты все подходящие участки по берегам Чусовой, в Корабельной роще, в Талице и Первомайке.

Постановление Горкома ВКП(б) г. Первоуральска «Об обязательной срезке верхушек картофеля в столовых для посадке на подсобном хозяйстве».

Зима 1941 - 1942 года выдалась холодная, морозы стояли под −40°С. Остатки угля приходилось откапывать из-под снега, чтобы получить пар и электроэнергию для производственных нужд. Этим занимались сводные бригады, состоящие, как правило, из служащих завода, домохозяек и студентов. Не хватало теплой спецодежды. Более чем в два раза повысилась заболеваемость по отношению к зиме 1940 года. В самые холодные дни производительность, бывало, падала до 10 – 15 процентов от нормы. 1942 год был годом сплошной перестройки и освоения новых мощностей. Это была подготовка к ритмичной работе в последующие годы.

Источник: Акифьева Н.В. Завод 521 № Новая еженедельная газета № 36, 18 сентября, 2014

Музей СССР
Интерра Онлайн
Варикоза нет