ЗНАКИ
3 марта 2016 г. 0:02
6009
58

Самая известная историческая достопримечательность Первоуральского городского округа находится в поселке Билимбай – это Свято-Троицкий храм. Вообще, эпитетов «самый» – у объекта «хоть отбавляй». Самый старинный, самый необычный, самый большой и, конечно, самый таинственный. И дело здесь не в мифических подземельях и не в сказочных богатствах, якобы зарытых в катакомбах местными священниками. Дело – в архитектурных особенностях здания.

История Свято-Троицкой церкви в Билимбае довольно подробно описана автором в книгах и статьях. Например, здесь: «УКРАШЕНИЕ УРАЛЬСКИХ ЗАВОДОВ ВАШЕГО СИЯТЕЛЬСТВА, ВО СЛАВУ БОЖЬЮ». Казалось бы, можно этим и ограничиться. Но не в этом случае…



Свято-Троицкая церковь в Билимбае, начало XX века. С картины Б.Г. Жеребцова. Из фондов музея ОАО «ПНТЗ». Красным контуром выделена часть, пристроенная к основному объему в 1870-е годы. Синим – «перенесенный» западный портик (изменен)

Начнем издалека. Каменная Свято-Троицкая церковь, по словам издателей книги «Приходы и церкви Екатеринбургской Епархии (1902 г.)», «построена на средства заводовладельцев по благословенной грамоте Пермского епископа Иустина от 23 октября 1818 года. Заложение всех трех приделов совершено в 1820 году». Эти данные практически совпадают с теми сведениями, которые автору удалось найти в архивах. Но с некоторыми уточнениями. Самое раннее упоминание о каменном храме в Билимбае, согласно имеющимся у автора архивным документам, относится к 1816 году: «Его Сиятельство благоволили изъявить волю свою на построение в Билимбаевском заводе каменной приходской церкви и повелели сделать на оную посредством Архитектора план», – писал в своем отчете управляющий Пермским имением. Казалось бы – какая разница, отличие то всего в два года. Но, тем не менее, запомним – 1816 год.

В том же году были составлены сметы и план на строительство, а в 1818 году эскизы фасадов храма были представлены в ведомство Пермского епископа. Автору удалось найти эти эскизы (или их копии) среди архивных документов. Наброски выполнены в цвете, на хорошей бумаге и неплохо сохранились. То, что наши «фасады» – это рисунки, выполненные с оригинальных планов 1816-1817 годов, не вызывает сомнений.



Строгановы. Слева – портрет действительного тайного советника, президента Академии художеств, графа Александра Сергеевича Строганова, художник Александр Варнек. На этой картине знаков – хоть отбавляй! Справа – портрет генерал-лейтенанта Павла Александровича Строганова, художник Джордж Доу

Мы определись со временем – 1816 год. В это время владельцем Билимбаевского завода был граф Павел Александрович Строганов. Образованный человек, дипломат, военный, герой «войны 1812 года», друг императора, после гибели девятнадцатилетнего сына Александра в битве при Краоне, он вышел в отставку и вынужден был заняться пошатнувшимися делами в своем имении. В 1816-1817 годах он утверждает план и смету на строительство церкви в Билимбаевском заводе. Быстро прогрессирующая чахотка вынуждает чету Строгановых покинуть страну. Летом 1818 года фрегат русского флота «Святой Патрикий» вышел из Копенгагена в Лиссабон. 11 июня, ночью, недалеко от датского берега, Строганов вызвал в каюту капитана и распорядился: «Сейчас вы бросите якоря в море, всех с корабля прошу сойти на берег. Со мною останется только собака». Утром команда вернулась на корабль, и единственной живой душой на его борту была собака. Граф Павел Александрович Строганов скончался в возрасте 43 лет, оставив жене и дочерям громадное имение и много долгов. «Святой Патрикий» поднял якорь и взял обратный курс – на Россию. Графа похоронили рядом с сыном на кладбище Александро-Невской лавры.



Западный портик Свято-Троицкой церкви в Билимбае. Эскиз 1818 г.



Восточный портик Свято-Троицкой церкви в Билимбае. Фото автора 2008 г.

Теперь, символика. Проект храма не предполагал трапезной, а, главное, он не предусматривал колокольни. Так он и был построен. В плане храм представлял собой почти равносторонний крест, в центре которого находился высокий купол. Крест основного объема завершался мощным аттиком и подчеркивался циркульными вставками (без аттиков), заполняющими внутренние углы креста. Высокий купол «а-ля Италия» подчеркивал принадлежность храма к европейским традициям града Петра. Примерно такой тип собора можно наблюдать в храмовом зодчестве Византии. Но Свято-Троицкая церковь в «русско-византийский» стиль «не попадает». Взгляните на восточный фасад. Первое, что бросается в глаза – ложный шестиколонный портик с переменным расположением колонн (такой же был и на западной стороне храма). В своей книге «Билимбай от эпохи Строгановых до наших дней» я выдвинула предположение о прообразе Святотроицкого храма: «Что же послужило прообразом фасада Свято-Троицкого храма, где его корни? На Урале тогда церкви так не строили. В Москве – может быть. В стольном Петербурге – вероятно. А если бросить взгляд еще дальше. Италия, Рим, собор Святого Петра. И вот он ложный портик и шесть колонн с переменным расстоянием. Тоже широкое пространство у входа и узкое по краям и вход по главной оси здания…».



Портик собора Святого Петра в Риме (Ватикан)

Кстати, в современной России сохранилось еще несколько храмов, архитектурную связь которых с собором Святого Петра трудно не заметить. Все они построены при императорах Павле I или Александре I, а их заказчиками были сановники высокого ранга. Самый известный из них – это Казанский собор в Петербурге. Главный вдохновитель и финансовый попечитель строительства – владелец Билимбаевского завода Александр Сергеевич Строганов (отец Павла Александровича Строганова). Архитектор – бывший крепостной Строгановых Андрей Никифорович Воронихин.

Давайте взглянем туда, где портики зданий заканчиваются фронтоном. Что мы видим? На фронтонах и Свято-Троицкого храма, и Казанского собора красуется «лучезарная Дельта» – сияющий треугольник. Знак очень древний и как элемент для декора православного храм не самый распространенный (точно не каноничный). Возьмем в руки Словарь международной символики и эмблематики В.В. Похлебкина. Читаем: «Всевидящее око в сияющем треугольнике – распространенный символ в западном христианстве, особенно у католиков. Означает всеведение Господне». Прямо скажем, понятнее не стало: «запад, католики», а Строгановы то здесь «каким боком»? И если для православия этот символ «не родной», то может есть некая «организация» для которой «лучезарная Дельта», как для православных «Отче Наш»?



«Лучезарная Дельта» на восточном фронтоне Свято-Троицкой церкви в Билимбае. Фото автора, 2008 г. Прим. Лепнине на фронтоне (тимпан и консоли) как min 170 лет, последние 100 лет – без ремонта!



Портик Казанского кафедрального собора в Санкт-Петербурге

Есть такая организация! Это общество «вольных каменщиков» или масонов. В России появилось оно, вероятно, в царствие императора Павла – первого царственного масона России, а получило развитие во времена Александра I. У Павла были масштабные замыслы. Например, он мечтал объединить католицизм и православие. При этом Павел не считал себя адептом православия, он говорил «я сердцем католик». На парадном портрете Щукина он так и изображен – в короне Гроссмейстера Мальтийского ордена. Именно в этот период в монументальных произведениях искусства и архитектуры появляется масонская символика. Вот только не надо обвинять автора в ереси – это сегодня в массовом сознании «масоны» воспринимается как сектанты и богохульники, в те времена были другие представления. Вольные каменщики воспринимали себя избранными строителями светлого будущего, а свой «храм» они строили на фундаменте христианской этики.

Были ли «билимбаевские» Строгановы масонами? Исследователи говорят однозначно – да! К тому же, Александр Сергеевич Строганов не просто формально состоял в масонской ложе, он очень глубоко и искренне масонские идеалы разделял. А если верить многочисленным спискам масонов, представленным в интернете, то в рядах «вольных каменщиков» состояли не только люди обличенные властью и богатством, но и многие замечательные архитекторы того времени, например, Воронихин, Баженов, Казаков, Бове…

Кто бы ни был архитектором Свято-Троицкого храма в Билимбае «лучезарная Дельта» появилась на всех фронтонах храма (западный был перестроен в 1870-е годы), вероятно, не по прихоти зодчего. И надо признать, мало какой из христианских символов так идеально и гармонично вписался бы в декор фронтонов Свято-Троицкой церкви, как этот, окруженный лучами, треугольник (не каноничный символ Троицы).



Фрагмент купола Свято-Троицкой церкви в Билимбае. Эскиз 1818г.

При желании (не нужно обвинять автора в конспирологии))) в декоре Свято-Троицкой церкви можно обнаружить и другие «знаки». После фронтона устремим свой взгляд на виртуальный купол, увы, настоящий нам увидеть не удастся, как бы мы не всматривались в небеса. Высокий купол Свято-Троицкой церкви не был похож на привычные «луковицы» или «граненые шлемы» православных храмов. В нем видна византийская стать и лаконичность западноевропейской классики. Купол украшен рельефными звездами. В нижней части – большие шестиконечные звезды – гексаграммы, больше известные сегодня как «звезды Давида». Символы еще более древние, чем «лучезарная Дельта». И не нужно искать сионистский заговор в данной фигуре, в конце концов, символы – это просто знаки, смыслом их наделяют люди. В следующем, восходящем, ряду находятся малые гексограммы. В самом верхнем ряду купола – большие октаграммы – восьмилучевые звезды, известные так же как «Звезды Соломона». В отличие от «звезды Давида», «звезда Соломона» широко используется в православной символике, как знак возрождения и путеводности, символ славы и света (Вифлеемская звезда).

К сожалению, мы не можем сегодня оценить внутреннее убранство храма. А здесь было что посмотреть. По свидетельству известного екатеринбургского общественного деятеля, публициста и коренного билимбаевца Н.Г. Стрижева: «Билимбаевский храм, особенно его средний придел, – величественное художественное здание. Внимания заслуживают копии с картин художника Брюллова – Спасителя и Божьей Матери». Замечу, что в нашем случае, мы имеем дело не с провинциальным художником-самоучкой. Эти и другие картины на холсте и иконы были написаны специально для Свято-Троицкой церкви профессиональным мастером, учеником знаменитых академиков живописи А.Г. Варнека и Ф.И. Рисса, П.Н. Поповым. Кроме всего прочего, эти картины были последними произведениями мастера, согласно имеющимся у меня документам, здесь же, в Билимбае, он утонул, а тело его не нашли.



Дом с Мальтийским крестом в Билимбае. Фото автора, 2005 г.

P.S. При желании «знаки» в Билимбае можно отыскать в самых неожиданных местах. Не верите? Тогда посмотрите внимательно фотографию старого деревянного дома, что стоял по улице Ленина (может, и сегодня еще стоит). И вот скажите, как на фасаде этого маленького провинциального, деревянного дома появился «Мальтийский крест» – символ рыцарских добродетелей, эмблема военного и религиозного ордена госпитальеров, которые посвятили себя освобождению от мусульман Святой земли во времена крестовых походов? Нет, мы, конечно, знаем, что в правление императора Павла I между Россией и Мальтийским орденом была заключена конвенция об установлении ордена в России. Но вот, причем тут Билимбай?

Автор: Н. В. АКИФЬЕВА ©

Мебель студия
Мы
33 комода