Вспоминая дефолт

17 августа 2007 г. 10:08
1792
4
Вспоминая дефолт

Ровно девять лет назад страна была поделена на обманщиков и обманутых. Так и живем до сих пор. Любопытно, что с годами меняется число граждан, пострадавших от дефолта-98. Опросы показывают, что сначала в разряд обиженных записывалось свыше 70 процентов опрошенных. Через год их доля снизилась до 40 - 50 процентов, а сегодня "серьезно пострадавшими" называют себя треть респондентов. Хотя и это очень немало.

Эксперты считают, что за исключением отпускников, вдруг оказавшихся за границей без гроша в кармане, наибольшее число пострадавших было в Москве и Санкт-Петербурге - городах с наиболее развитыми банковскими системами. Там народ обзавелся "пластиком", начал привыкать к торгово-банковскому сервису - и тут же узнал, почем "фунт электронного лиха".

Впрочем, некоторым повезло. Банк "СБС-Агро", имевший свыше миллиона вкладчиков, прекратил выдавать деньги еще 14 августа, но долгое время исправно заряжал крупными купюрами один-единственный банкомат, установленный в здании Государственной Думы. Во многих других коммерческих банках узкий круг руководителей имел свой "лимит выдачи" зависших вкладов - для родственников и друзей, имевших глупость (или, наоборот, предусмотрительность?) разместить свои сбережения "по знакомству".

Но многие эксперты по тому "смутному времени" считают: дефолт-98 россиян обогатил больше, чем ограбил. Правда, это были разные люди. Во-первых, немало бизнесменов и чиновников нажились на "пирамиде ГКО" еще во времена ее построения. Бывший Генпрокурор Юрий Скуратов рассказывал, что в базе данных Межбанковской валютной биржи было обнаружено немало высокопоставленных чиновников, включая вице-премьеров и министров правительства и зампредов Центробанка, которые очень лихо играли на ГКО, скупая и продавая их на многомиллионные суммы.

- Порядка 45 тысяч физических лиц играли на рынке ГКО, - рассказывал потом журналистам Юрий Скуратов. - Там были криминальные авторитеты, олигархи. Вообще было подозрение (и я убежден), что работала гигантская "стиральная машина", где отмывались нетрудовые доходы, шла легализация грязных денег. Всегда можно было сказать: "Я их выиграл на рынке ГКО". И ведь подавляющее большинство "причастных" или даже просто осведомленных людей твердо знала: рано или поздно пирамида рухнет. На регулярных пресс-конференциях в Минфине даже мы, журналисты, неоднократно спрашивали: чем ваша система ГКО отличается от "мавродиевок" МММ? И слышали в ответ гневно-удивленное: "Как вы смеете? С кем сравниваете Российское государство?"

На дефолте зарабатывали и после того, как он свершился. В конце августа-98, когда у дверей банков днем и ночью стояли толпы осатаневших вкладчиков и милиция уже ни за что не ручалась, Центробанк разрешил коммерческим банкам забрать свои рублевые резервы для выдачи денег населению. Многие банкиры, однако, на следующий день выбросили почти эти рубли на валютный рынок для покупки долларов. И спрятали "зеленые" под замок.

Между прочим, до сих пор не прояснена до конца и судьба кредита МВФ в 4,8 млрд. долларов, которые Россия получила четырьмя траншами в период с 22 по 28 июля 1998 года в самый канун обвала. Правда, эксперты утверждают, что этих денег было слишком мало, чтобы спасти финансовую систему огромной страны.

© Первоуральск Онлайн

Муцоев2
Тангун
Единая Россия Куйвашев2