Раз в неделю первоуральцы посещают киноклуб «Cinema»

3 декабря 2011 г. 11:52
1760
6
Раз в неделю первоуральцы посещают киноклуб «Cinema»

Раз в неделю — это по воскресеньям. Встречи проходят на базе городского Выставочного центра на Вайнера, 15. 27 ноября смотрели фильм 2011 года «Меланхолия» режиссера Ларса фон Триера. Премьера состоялась на последнем кинофестивале в Каннах. В Екатеринбурге фильм показал лишь один кинотеатр — «Салют».

В мире фон Триера

Меланхолия — название гигантской планеты, которая последние тысячелетия скрывалась за Солнцем, но вдруг изменила орбиту и движется к Земле. Катастрофа, грозящая полностью уничтожить планету Земля, неминуема. Картины космического столкновения — они же пророческие сны главной героини — открывают фильм. Таким образом, финал предопределен. Но два часа просмотра не становятся от этого бесполезной тратой времени.

Ни одного, кто пришел на воскресное заседание киноклуба, фильм не оставил равнодушным. По традиции, после просмотра все собрались за чашкой чая, чтобы обсудить увиденное. Конечно, первое — это чувства. Лично я почувствовала эту Меланхолию внутри себя, Меланхолию, которая заставляет остро переживать отдельные события жизни, и которая их же потом просто уничтожает.

— В фильме состояния меняются. Сначала есть очарованность концом света, потом абсолютное равнодушие, а потом какая-­то агония, — поделилась Виктория Исабекян.

Елена Русинова призналась, что посмотрела это фильм уже более десяти раз и не устала — каждый раз открывает что­-то новое в игре актеров, в их мире и в мире режиссера.

— Фильм хорош тем, что нет глобальной Голливудом избитой темы катастрофы, она показана в другом ключе, в рамках трех­-четырех человек. Триер показывает крах не мира, а крах души, — высказал свое видение Данил Шестаков, по инициативе которого и был показан этот фильм.

А для Вячеслава Овчинникова, директора Выставочного центра и музыканта, «Меланхолия» предстала в виде «космической» симфонии.

— Неумолкающий саундтрек картины — увертюра к «Тристану и Изольде» Вагнера — превращает фильм в законченную музыкальную форму, — говорит он. — Увертюра, два акта, четкая система лейтмотивов и финал, когда музыка Вагнера обрывается вместе с взрывом планеты Земля от столкновения с Меланхолией.

На обсуждении кто-­то задавал вопросы, кто­-то на них отвечал, кто­-то просто размышлял. Диалог, наверное, помог что-­то осмыслить каждому. В завершении встречи Вячеслав Овчинников озвучил программу следующего воскресенья:

— Планируем показать «Индустри­альную симфонию» Дэвида Линча (1990 год). Это даже не кино, а своего рода перфоманс. И работу 1930 года «Энтузиазм. Симфония Донбасса» Дзига Вертова. Вот такая необычная программа.

Только хорошее кино

Киноклуб на Вайнера собирается по воскресеньям уже более двух месяцев. По словам Вячеслава, идея не нова. И когда он пришел в Выставочный центр, такая форма культурного просвещения здесь уже существовала. Дело было за малым — укреплением традиций.

— Любые мероприятия под названием «клуб» подразумевают постоянство, — говорит директор центра. — То есть у человека должно откладываться на подкорке, что каждое воскресенье в такое­то время — хоть потоп, хоть война — здесь заседает киноклуб. Работать так у нас пока получается — каждое воскресенье в 16.00.

Особых ограничений по выбору кинопроизведений нет, главное — чтоб «без попсовости».

— Преимущественно смотрим арт­хаус, — отмечает Вячеслав, — но я не исключаю, что в репертуаре киноклуба будут и хорошие комедии. Что я имею в виду под «хорошей комедией»? Возьмем французское кино, два фильма — «Такси» и «Актеры». Первое — качественное кино, и оно мне нравится, но это, так скажем, популярная комедия. Другое дело «Актеры» — это уже фильм, вошедший в анналы комедийного жанра. Этот фильм собирает всех известных французских актеров прошлого века и заставляет их играть самих себя (свое актерское амплуа). Картина получилась многогранной, многослойной, безумно интересной. И таких хороших фильмов очень много. Наша задача их найти и показать.

Уважение к режиссеру и окружающим

У киноклуба есть несколько особенностей. Главная из них — это просмотр фильмов без дубляжа, то есть с субтитрами.

— Это закон жанра. Существующие крупные кинематографические фестивали никогда не показывают фильмы с дубляжом. Во-­первых, хороших дублеров в России мало. Во­-вторых, плохо могут сработать звукорежиссеры дубляжа. Например, закадровый перевод подразумевает, что ты частично слышишь текст оригинала, а за ним — дубляж. У нас же часто бывает так, что они на одинаковом уровне по громкости, и ты уже вообще не понимаешь, кого слушать. Либо делают полный дубляж, и от этого вырезается атмосфера фильма. Мы как­-то смотрели китайский фильм — это же песня (я имею ввиду китайский язык). Дубляж многого бы просто не позволил понять.

По словам Вячеслава, гениальный режиссер всегда создает целостное произведение, в котором не может быть неважных мелочей. Поэтому вмешиваться в него просто непозволительно. Так же, как непозволительно опаздывать на начало показа или ходить во время сеанса.

— Просмотр фильма — это всегда погружение. А какое погружение возможно, когда кто­-то опоздал, кто-­то встал и пошел, — не скрывает возмущения Вячеслав. — Культура — понятие очень широкое, включающее в себя, в том числе, и культуру массового просмотра. Мы должны стараться быть культурными во всем. Культура — это стиль жизни, если хотите.

В чем не правы люди, которые встают, например, с мест, видя заключительный кадр и начало титров? В таком поведении, по мнению Вячеслава — элементарное неуважение к окружающим и к режиссеру.

— Иногда, соглашусь, такое бывает — последний кадр, следом за ним — титры на фоне какой­-то музыки — фильм окончен. Но не у гениальных режиссеров! Гениальные режиссеры учитывают все, включая паузу между окончанием фильма и началом титров. Например, смотрели мы фильм Иньярриту «Бьютифул». Фильм начинается и заканчивается одной сценой, одним вопросом — а что там? В начале фильма после этого вопроса появляется название — «Бьютифул» (красота на английском языке — ред.). В конце — звучит «Концерт для фортепиано соль мажор» Равеля. Этот концерт начинается на сцене, которую мы уже видели в начале, и когда возникает вопрос — а что там? — гаснет картинка, а музыка не останавливается. Народ же начал соскакивать, потому что им титры начали показывать. А весь фильм, по сути, шел к тому, чтобы вот этот концерт люди услышали полностью. Это форма. Режиссер работал над ней. Так прояви хотя бы уважение! А откуда нам знать, что в самом конце того или иного фильма режиссер не вставит какую­-нибудь картинку, которая поменяет смысл всего, что я увидел. Такое тоже бывает.

Меняя мироощущение

Первостепенная же цель киноклуба — образовательная. Вячеслав Овчинников говорит об этом так — «жить становится интересней, когда в жизни появляются какие­-то маленькие открытия».

— Доступ ко всему, что было создано ранее, появился не столь давно, — улыбается он. — Я лет пять знал, что существует концерт Pink Floyd на Берлинской стене, но не мог его найти. Сегодня эта запись у меня есть. Мир нужно постоянно расширять для себя. Мы делаем открытия, обогащая этим свою жизнь, расширяя свое культурное пространство. Обогатили свою — заразили этим других. Начинать нужно с себя.

Сегодня киноклуб посещают человек 15, десять из них — постоянно. Это общение, это культурное обогащение каждого. И чем больше людей в это втянется, по мнению Вячеслава, «тем больше будет открытий, тем интересней и красивей будет жизнь каждого и жизнь вокруг».

— Я надеюсь, что люди начнут по-­другому относиться вообще к жизни, — добавляет директор выставочного центра. — Есть гениальная фраза: «Кино только тогда становится произведением искусства, когда оно становится частью твоей личной биографии». На примере тех фильмов, которые мы уже посмотрели, я могу сказать, что мое мироощущение они изменили, изменили даже отношение к самому себе. Настоящее кино, если ты хотя бы на 30% в него погружаешься, непременно меняет тебя. Хочется верить, что в лучшую сторону.

© "городские вести"

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Мебель студия
Интерра Онлайн
33 комода