Дневник ликвидатора

26 апреля 2011 г. 12:57
1176
6
Дневник ликвидатора

23 июня 1986 года военно-строительный отряд с Урала общей численностью до 600 человек в составе пяти рот и обслуживающего персонала, обеспеченный всем необходимым, вплоть до дров и угля (даже оружие выдали), отбыл на Украину. Говорили, что на три месяца, а прихватили осень и зиму.

В этот день мне исполнилось 48 лет. Вообще-то граждане старше 45, а также мужчины, не имеющие детей, туда не призывались. Но на офицеров запрет не распространялся. Кстати, в части ещё двое были в таком же возрасте — замполиты четвёртой и пятой рот. Обоих уже нет в живых.

Уральцы не подведут!

Перед отрядом стояла задача: пополнить ряды недостающих специалистов — ИТР и рабочих (сварщиков, водителей, строителей разных специальностей). Нас напутствовали словами: «Уральцы не подведут свой прославленный край!». И мы не подвели.

Командование части состояло из кадровых офицеров. Начальники служб и командиры подразделений — рот и взводов — офицеры запаса, члены партии. Отряд формировался из различных регионов УрВО: Свердловска, Нижнего Тагила, Серова, Первоуральска, Берёзовского, а также Инты (Республика Коми), Кургана, Удмуртии.

Ровно два месяца спустя после аварии, 26 июня, состав прибыл на станцию, где нас уже ждали автобусы. Место постоянной дислокации получили в селе Страхолесье, на дамбе Киевского моря. Приехали под утро и стали разбивать палатки, разворачивать кухню, оборудовать медпункт и бытовые помещения.

К вечеру приехали «покупатели» из управления строительства Чернобыльской АЭС. Перед ужином нас построили и зачитали приказ, что с 27 июня часть приступает к выполнению правительственного задания. Командир сказал: «Ребята, служба ответственная и опасная, совесть не позволяет мне на первых порах принудительно посылать вас на это задание. Кто пойдёт добровольно?». В строю — тишина. Из 15 заместителей и командиров я единственный согласился. Наутро 180 человек под моим командованием выехали на трёх автобусах.

На месте нам выдали спецодежду, средства защиты органов дыхания (лепестки и респираторы), индивидуальные дозиметры. Прошли мед-осмотр, сдали анализ крови, оформили пропуска. Распределились по спецуправлениям и субподрядным организациям.

Наши будни

Чем мы занимались? Демонтировали и восстанавливали четвёртый блок (который взорвался), строили пятый и шестой, ремонтировали первый, второй и третий, строили пункты спец-обработки, хранилища отходов ядерного топлива, объекты водо- и энергоснабжения, инженерные коммуникации (связь, радио). Позже возводили вахтенные городки «Зелёный мыс» и «Славутич».

Каждый день в семь утра выезжали на объекты, возвращались в восемь-девять вечера, ужинали, час отдыхали — и отбой. Нам выдавали талоны на питание из расчёта 2 рубля 85 копеек в сутки (завтрак, обед, ужин).

Кстати, о питании. Кормили отлично, работающих на четвёртом блоке — из расчёта 3–60 в сутки со шведским столом, что по тем временам — диковина, да ещё для людей с «голодного» Урала. Овощи и фрукты — в неограниченном количестве. Никакого фарша, мясо только в чистом виде, обязательно сметана, шоколад. Спецслужба строго контролировала столовые, они приезжали из республик по вахтовой системе на полмесяца со своим провиантом.

Пить воду из источников запрещалось, её выдавали в бутылках: минералку, газировку, пепси-колу. Запрещалось раздеваться, загорать, купаться, задирать края палатки, покупать у местного населения овощи и фрукты. А попытки местных жителей и даже властей всучить нам «грязную» пищу по сниженным ценам были.

Кстати, о фруктах. Когда мы приехали на Украину, поспевала черешня. Потом вишня, абрикосы, персики, яблоки, груши, сливы и самый поздний — виноград. Местные рассказывали, что не видывали такого обильного урожая. Сливы достигали в диаметре 50–60 миллиметров! И не удивительно: в момент взрыва всё было в цвету…

Офицеры спать ложились в полночь, вставали в 5.30 утра, шли на зарядку, завтракали и разъезжались по объектам. Мы были не просто строители, а военные строители, поэтому служба шла по уставу: велись занятия, политические — раз в неделю, ходили в наряд, караул. Мы проводили беседы с личным составом на бытовые и моральные темы. Иные солдаты приуныли — им от девушек приходили письма со словами: «Теперь ты мне уже не нужен». Как могли, успокаивали ребят.

Лето выдалось жаркое, ни капли дождя. (И было сухо вплоть до 19 декабря, когда выпал снег). Жили у Киевского моря, но вода заражена, и купаться нельзя. Одна дегазационно-душевая установка не справлялась. Решили строить баню, как в других частях, прибывших раньше. Закончили к Дню танкиста (второе воскресенье сентября) как подарок нашему командиру Перепелице — это была его военная специальность. Строили из привозного материала, вода тоже привозная. Баня вмещала 30 человек и работала круглосуточно. Отныне личный состав после вахты не шёл отдыхать, не помывшись, не попив чайку, не поговорив о житье-бытье.

В августе мы честь по чести отметили День строителя: праздничным обедом, спортивными играми с призами и грамотами.

Так проходили наши праздники и будни. Однажды командир проинформировал офицеров, что придётся зимовать здесь, и не один год. А холода наступали, люди в палатках мёрзли. Спали в шапках — встанешь утром, а на шапке иней, в умывальниках лёд.

Наконец, отряд поменял дислокацию. Начали строить военный городок: казармы, столовую, склады, баню, КПП, гостиницу и так далее. Строили люди, свободные от вахты, и те, кто по медпоказаниям не выходил за пределы расположения части. В начале ноября переехали на зимние квартиры — на территорию посёлка «Зелёный мыс». К тому времени личный состав части заменился на 30 процентов…

Кстати, начиная с июля, в конце каждого месяца командование подводило итоги работы части. Наиболее отличившихся солдат, сержантов и офицеров награждали грамотами разных уровней, от командования части до Минобороны, отправляли благодарственные письма по месту работы и призыва. По окончании срока службы многие солдаты, сержанты и офицеры были представлены к наградам. Позднее некоторых наградили орденами Мужества. В число награждённых попал и автор этих строк.

Домой!

Как я уже говорил, 19 декабря выпал обильный снег. В этот день в нашу часть прибыло пополнение из Казахстана, 180 человек. Я был дежурным по части и по долгу службы помыл их в бане, покормил и распределил по подразделениям уже поздно вечером. Между прочим, к 20 декабря личный состав части был полностью обновлён, но командный оставался прежним.

Ну, а 30 декабря 1986 года многие офицеры запаса, в их числе и я, вылетели домой, пробыв в этом жарком и «грязном» краю более 190 дней. Так закончились наша чернобыльская эпопея, а воинская часть просуществовала ещё четыре года и была расформирована.

В тот же день вечером я уже был в родном Первоуральске. Лёг спать и проснулся… «через год» — вечером 1 января 1987 года. Жена чуть было не вызвала «скорую», всё время прислушивалась — дышу? Я дышал. Значит — живой.

Живой до сих пор: бывший командир третьей роты, в/ч 74313, майор в отставке, награждён орденом Мужества, Почётный строитель Российской Федерации, преподаватель Уральского колледжа строительства, архитектуры и предпринимательства.

Шамиль КУРБАНГАЛЕЕВ

© "областная газета"

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Корпорация РА
Корпорация РА
СТ Практик