Сирота добилась квартиры

27 августа 2019 г. 13:58
1592
8
Сирота добилась квартиры

Марина Хасаншина выиграла три судебных процесса. Теперь ей должны выделить однокомнатную квартиру.

Марина Хасаншина выпустилась из первоуральского дома-интерната в 2007 году. Девушка знала,что имеет право на квартиру. Но ей отказывали везде: в Управлении социальной политики, в прокуратуре. В 23 года ее сняли с очереди на получение квартиры, в которой стоят дети-сироты. Удалось восстановить справедливость только через суд и только с помощью адвоката.

Марине Хасаншиной 29 лет. Она с 13 лет была в детском доме — мама умерла, а отца девочка никогда не видела. Марине нравился детский дом — группа попалась дружная, девушки до сих пор общаются.

Марина росла в детдоме и мечтала о своей уютной квартире, о семье. Хотела двух детей: мальчика и девочку. Но сейчас девушка семью завести не может. Молодой человек есть, но пожениться они не могут: паре негде жить. Нет квартиры. Марина надеется, что скоро жилплощадь будет. Тем более, что ради нее девушка три года жила в постоянном напряжении.

— Я хочу круглый стол — чтобы обедали все вместе, — улыбается Марина. — Даже если однокомнатная квартира будет, я сделаю и гостиную, и спальню.

Как рассказывает девушка, она знала, что ей по закону как ребенку-сироте полагается квартира. Марина выпустилась из детского дома, но ключей не получила. Вопросов задавать не стала, поступила в училище на машиниста крана — дали комнату в общежитии. Там Марина и осталась.

Об этом общежитии Марина говорит с содроганием. Она там просто прописана — договор социального найма с ней никто не заключал.

К подъезду ведет ковровая дорожка — заплесневелый ковер. В подъезде пахнет старыми носками, мочой и дешевым пивом. С исписанных стен падает штукатурка — ремонта тут не было никогда, наверное. На каждом этаже стоит дверь с домофоном. Но порядка это не добавляет.

За дверями — узкий длинный коридор, вдоль которого расположены комнаты. В конце сидит компания — с пивом и сигаретами. Пахнет табаком на весь этаж.

— Только нас не снимайте! — кричат два молодых парня и женщина в годах.
Ковровая дорожка

Дальше по коридору пахнет жареными котлетами и старой обувью. Это кухня — одна плита, холодильник. Общая ванная, туалеты в конце коридора. Марина говорит, что жить в таких условиях крайне сложно.

— Свои права здесь приходится отстаивать — ругаться с соседями. Даже из-за туалета: их очередь мыть, а они не моют, приходится за ними убирать. Хамят, до драк доходит. Еду опасно уносить на кухню — сразу украдут. Как пятница — все. На выходных будут драки и полиция.


По словам Марины, коменданты ей постоянно твердили — своей комнаты у нее нет, только койко-место. И грозили подселить еще соседку в эту же комнату, но Марина повесила замок на двери и никого не пускала. Время прошло, комендантов теперь нет — и Марина пока живет одна.

Обивала все пороги и чуть не сдалась

В таким условиях девушка жить устала. С 2010 году, закончив обучение, Марина решила бороться за квартиру. Но закончилось это практически ничем.

— Я в прокуратуру ходила. Мне очень грубо так отказали: прокурор достал папку с заявлениями, помахал передо мною и сказала, что я не одна такая. Я ушла вся в слезах.

Девушке говорили, что раз она живет в общежитии, то жильем обеспечена. И поэтому у нее нет прав на квартиру. Марина почти сдалась, но потом попыталась снова пойти по инстанциям, в этот раз — в Управление соцполитики.

Ничего хорошего не вышло. Девушке сказали, что ей 23 года — и она уже не имеет права претендовать на квартиру. В 2015 году и правда пришло письмо о том, что Марину исключили из очереди на жилье.

– У меня руки опустились. И вот я села дома и сижу. а подруга мне сказала — иди к адвокату.

И Марина по совету подруги пошла к адвокату.
В общежитии очень любят Россию
Даже используют мочалки с триколором
Адвокат, член первоуральской «Ассоциации юристов России», Елена Гончарова говорит — комната, где живет Марина, не соответствует санитарно-гигиеническим нормам: нет кухни, ванной и санузла. А эту удобства положены по закону детям-сиротам.

— Еще в Управлении социальной политики говорили, что жилье у сироты есть. И жилье площадью 10, 5 квадратных метров — это соответствует нормам, там нужно более 10 квадратных метров. Но марина пришла ко мне и сказала — что там нет этих 10 квадратных метров. Мы заказали независимую экспертизу: получилось 9,8 квадратных метров. Эти 0,2 метра сыграли в пользу моей клиентки.

Процесс в первоуральском городском суде выиграли — представитель Управления соцполитики не явился. Но ведомство подало апелляцию по вновь открывшимся обстоятельствам — мол, его сотрудников не уведомляли должным образом, и поэтому решение суда отменили. Елена с Мариной подали иск снова и вновь выиграли процесс.


Но Управление соцполитики обжаловало решение — дело рассматривали в Свердловском областном суде. Тут уже на одной стороне вместе с ведомством выступало и региональное Министерство строительства. Они настаивали, что у Марины есть комната.

— Нам пришлось нелегко — нас спрашивали, почему Марина не приносила документы в Управление соцполитики о том, что площадь ее комнаты меньше норм. Раз не принесла, то и права на квартиру у нее нет. Но мы говорили, что моя клиентка имеет статус «ребенок-сирота», она не может себя защитить перед государством. То есть, управление соцполитики могло самостоятельно провести обследование ее жилья и проверить слова девушки после ее обращения.

Суд в итоге встал на сторону девушки-сироты. И вынес решение о том, что ей должны предоставить квартиру.

Сидит на чемоданах и ждет переезда

Адвокат подчеркивает, что единой судебной практики в подобных делах нет.

Решение суда вступило в законную силу 20 августа. Теперь Управление соцполитики заявило, что Марина должна снова собрать весь пакет документов и обратиться к ним для восстановления в общей очереди.

Но адвокат Елена Гончарова с этим не согласна:

— Ни в какой очереди моя клиентка стоять не должна. Министерство строительства Свердловской области обязали приобрести для Марины квартиру. Сейчас должен быть выдан исполнительный лист, будет особое исполнительное производство. Это все займет недели две, — говорить Елена Гончарова. — Служба судебных приставов возбуждает исполнительное производство в течение 3-х дней, дает должнику 5 дней для исполнения решения. Если исполнения нет — служба снимает деньги со счета должника и сама может приобрести квартиру.

Марине должны предоставить однокомнатную квартиру площадью не менее 16 квадратных метров. В ней должны быть и свой санузел, и кухня. Девушка говорит, что ждет-не дождется, когда сможет переехать из общежития.

(Фото Дмитрия Дегтяря)

© SHAYTANKA.RU

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Мебель студия
Сорока
Евродент Экран1