Церковь против «групп смерти»: как священники собираются бороться с детскими суицидами

19 февраля 2017 г. 10:51
1516
4
Церковь против «групп смерти»: как священники собираются бороться с детскими суицидами

Протоиерей Игорь Бачинин рассказал Порталу 66.ru, что ему часто приходится сталкиваться с родителями и подростками, которые не хотят жить из-за разных причин, поэтому он решил, что церковь должна включиться в решение этой проблемы. Его поддерживает психиатр Андрей Мингазов, который считает, что подростки, увлекающиеся темой суицида, очень внушаемые, а лучшая идея, которой их можно заинтересовать — православие.

Екатеринбургские священники решили тоже вступить в борьбу с «группами смерти», в которых детей доводят до самоубийства. При этом идти в соцсети и пропагандировать там духовно-нравственные ценности они пока не планируют. Как рассказал журналисту Портала 66.ru протоиерей Игорь Бачинин, церковь в этом плане может помочь детям тем, что займет их каким-то интересным делом, организовав специальные кружки — такие уже работают в некоторых приходах, и у занимающихся там детей просто нет времени на «группы смерти» и мысли о суициде.

«Я не рассматриваю соцсети, как инструмент, с помощью которого можно кого-то от чего-то отвратить», — заявил протоиерей. На вопрос, почему он вообще решил заниматься этим вопросом, он лишь сказал, что церковь всегда участвует в социально-значимых вопросах.

Протоиерей Игорь Бачинин:

— В церкви есть табу — не убей. Нельзя не только убивать другого человека, но и лишать жизни себя, наносить себе какой-то физический вред. Когда эта норма ушла из жизни общества, начали появляться подобные отклонения. Церковь всегда готова помочь любому человеку, учитывая его нужды. Мне приходится сталкиваться с родителями и подростками, которые не хотят жить, и это связано с различными аспектами. Есть такое понятие, как когнитивный диссонанс, который возникает в обществе и личности, и когда он формируется, человеку надо куда-то уйти от реальности — в компьютерную зависимость, например. Я думаю, если мы сможем возрастить те традиции (в первую очередь — духовно-нравственные), которые существовали раньше, то мы сумеем предупредить те или иные шокирующие события и вовремя на них реагировать.

При этом отец Игорь уверен, что нельзя говорить о том, что «группы смерти» — это какая-то секта. «Я далек от мысли, что один человек что-то придумал и организовал такую группу, — говорит проиерей. — Эти процессы умело моделируются, это есть элемент консциентальной войны (направленной против ценностей, на поражение сознания — прим. ред.). Именно поэтому президент России Владимир Путин много говорит о духовно-нравственных ценностях, которые являются фундаментом, формируют психотип человека и являются какой-то социальной матрицей. Если мы это осознаем и сумеем сохранить, то, вероятно, сумеем избежать этого негатива. Если не сумеем — не избежим».

Отец Игорь специально организовал научно-практический семинар, на котором представители церкви обсудили с психиатрами, учеными и прихожанами проблему вовлечения детей в опасные игры. Главным спикером выступил эксперт в вопросах зависимости от интернета и соцсетей, доктор медицинских наук, психиатр из Челябинска Андрей Мингазов, который рассказал, что именно подростков привлекает в онлайне, почему в их возрасте их легко заинтересовать тем, что на самом деле плохо на них влияет, почему они зависимы от гаджетов и выбирают жизнь в виртуальной реальности, а также о том, как детей от всего этого отвлечь. При этом он сравнил их зависимость от компьютерных игр или соцсетей с наркоманией и алкоголизмом.

Вероятно, служители церкви и прихожане мало имеют представлений о том, что современные подростки — по сути, воспитаны соцсетями. Эти дети не застали времен, когда интернета не существовало, а смартфоны еще не придумали. Они в меньшей мере интересуются книгами, и тем более — вопросами веры. Мингазов объяснил слушателям не только, почему дети попадают в компьютерную зависимость, но и о том, чем гаджеты и интернет могут быть полезны. В вопросе борьбы «группами смерти» психиатр солидарен с протоиереем: по его мнению, достаточно увлечь детей чем-то.

Андрей Мингазов, психиатр, доцент Южно-Уральского медицинского университета:

— Многие подростки являются очень внушаемыми — это одна из характеристик их личности, поэтому важно, какой идеей увлечется ребенок. Я, как православный человек, могу сказать, что самая лучшая идея, которой может увлечься легко внушаемый человек — идея православия.

Мингазов говорит, что, если у ребенка возникают суицидальные мысли, то он ими, скорее всего, поделится с тем, кто будет находиться рядом, кто будет готов его выслушать. Именно поэтому основной метод профилактики — уделять внимание своему ребенку: проводить с ним каждый день хотя бы по 15 минут. И это не значит делать с ним уроки, а разговаривать и слушать.

Андрей Мингазов:

— Такие группы опасны для подростков, испытывающих острое чувство одиночество. Они дают ему определенную защищенность и осмысленность своего существования, поэтому дети туда идут — в других группах такие подростки отвергнуты. А игры устроены так, что к суициду ребенок подходит постепенно — например, сначала тыкает палец иголкой и смотрит, что происходит, прислушивается к ощущениям. Это такой небольшой выход за грань, из реальности, который вызывает — как ни удивительно — положительные эмоции. Подростку это нравится и хочется большего, поэтому он может зайти далеко — вплоть до самоубийства.

По словам Мингазова, в группе риска находятся люди с 12 до 24 лет, особенно — мужского пола. Подростки могут попасть в такие «группы смерти», потому что они не только внушаемые, но и потому что у них не работает тот отдел мозга, который отвечает за прогнозирование дальнейшей реальности: ребенок не понимает, что будет после него. Он думает, что покончит с собой, чтобы что-то кому доказать, чтобы все знали — как плохо без него; но при этом он не понимает, что просто перестанет существовать.

Мингазов отмечает, что родители могут проверить соцсети детей, самостоятельно найти какие-то сайты по психологии, почитать о поведении ребенка, найти советы. Если мама с папой боятся идти к специалисту, пусть сначала попробуют разобраться самостоятельно, а потом уже — обращаться к психологу или психоаналитику, если готовы — то и к психиатру.

Напомним, о «группах смерти» стало известно после расследования «Новой газеты», в котором был подробно описан механизм, как подростков в соцсетях склоняли к совершению самоубийства. Такие дети называли себя «китами». Делом заинтересовались полицейские и следователи, в школах стали проводиться встречи с учениками, на которых обсуждают эту проблему, Роскомнадзор регулярно закрывает сайты, а руководство «ВКонтакте» — паблики и группы, где есть призывы к суициду.

В этом месяце организаторы «групп смерти» вновь активизировались и мигрировали из ВК в Twitter и Instagram, где контролировать их сложнее. Однако подростки теперь реагируют на них по-другому: все еще есть те, кто хочет сыграть в игру «Синий кит», но есть и много ребят, которые начали высмеивать этот тренд, издеваться над кураторами, пытаться отговорить сверстников сводить счеты с жизнью. Психологи говорят, что это — типичная защитная реакция.

© 66.ru

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Мебель студия
Сорока
Евродент Экран1