Ветви изумруда. Фото

17 июня 2010 г. 17:33
1225
1
Ветви изумруда. Фото

Роза Свердлова собирает из бисера целые деревья. Бисероплетением перво-уральская мастерица увлеклась лет десять назад: однажды подруга принесла журнал, в котором были цветы и деревья, целиком сделанные из маленьких бусинок — «Смотри, как красиво!». Роза Свердлова решила попробовать сделать маленький букетик. Новое увлечение ей сразу понравилось.

— Я сейчас мелкие вещи не делаю — зверюшки, брошки — это все не мое, — рассказывает Роза Афанасьевна. — У меня такая натура — мне нужно габаритное. Затем купила книгу, в ней нашла описание, как делать цветы в корзине, кустики в горшках, большие деревья. Конечно, на такие работы времени больше уходит, нежели на мелкие — одно плакучее дерево я три месяца собирала. Обычно, если я делаю вещь, то именно делаю — постоянно занята ею, не откладываю на потом.
Один цветок — бутон и стебель — можно успеть сделать за два-три дня. Букет из них будет готов через несколько недель, дерево или кустик — через месяц.

Листья словно изумруд: сочетание нескольких видов яркого, блестящего бисера создают ощущение, что ветви живые, настоящие. Существует множество вариантов, как сделать листья из бисера. Бусины всевозможной формы и размеров насаживаются на проволоку. Так создается форма и объем сплетенного из бисера произведения.

— У меня проволока всякая есть: и тонкая, и потолще, — Роза Афанасьевна распахивает передо мной дверцы шкафа. — Несколько мотков стоит. У меня все родственники озадачены поиском проволоки. Никто ничего не выбрасывает, все везут тете Розе: проволоку, мочалки, упаковочную сетку от цветов, плетеные корзины…

Тонкая проволока — это основа под соцветия и листья, толстая — идет на стебель для цветка. Их мастерица обматывает нитками — шерстяными или синтетическими. Для этого распускает яркие синтетические мочалки для душа.

Идеи для своих работ Роза Свердлова берет из различных изданий. Запасы журналов и книг постоянно пополняются. Хотя в последнее время мастерица и сама придумывает композиции.
— Оформлять готовые работы тоже сама научилась: ставлю деревья, ветви в корзину или горшок, закрываю полиэтиленом «корни» и заливаю строительным гипсом. Верх украшаю камешками или ломаным бисером, а потом покрываю бесцветным лаком.
В уходе данные композиции не привередливы — легко моются.

Самыми крупными работами Розы Свердловой из бисера были две корзины с цветами: первую — полевые цветы — подарила снохе, вторую — с крупными яркими цветами — попросила сплести на память учительница внука Розы Афанасьевны. Мастерица не удивляется заказам со стороны: слухи по нашему городу быстро расходятся. О том, что в Первоуральске живет такая умелица, знают многие.

— У меня была любимая работа — кустик розовых и красных цветов, — вспоминает Роза Свердлова, — Приходила женщина, хотела купить вышивку. Увидела кустик — упросила и его продать — уж больно понравился. А мне самой приятно было на него смотреть, но, раз так получилось, согласилась. Продать что-либо из своих работ у меня получается нечасто: ко мне никто не ходит, я тоже из дома не выхожу. Как продавать-то? В основном я все раздариваю.

Роза Афанасьевна с детства больна полиомиелитом. С трех лет ходит только на костылях, последние лет десять находится в инвалидном кресле. Если устает плести из бисера — складывает пазлы (собирает огромные картины), вяжет (крючком, на игле или спицах, макраме), делает цветы из упаковочной сетки. Делает это примерно так: режет на ленты, обжигает края спичкой, чтобы не распускались, накруткой пришивает. «Ингредиентом» для творения Розы Афанасьевны может стать даже спица от сломанного зонтика — чем не стебель для цветка, а?

Помимо всего этого, Роза Афанасьевна года три назад всерьез увлеклась вышивкой:

— Нитки мулине валялись без дела, думаю, дай вышью что-нибудь и израсходую. А так получилось, что начала еще нитки подкупать. Вышила храм в Новодевичьем монастыре — подарила подруге. С церковной темы все началось. Потом вышила корабль — мне морская тема очень нравится, маки. Мадонна вот лежит незаконченная. Осталось лицо сделать, а это самое сложное. Я вышиваю только крестиком — всяким, потому что для глади нужно уметь хорошо рисовать, а с этим у меня никак.
Роза Афанасьевна признается, что даже не считала, сколько всего работ сделала. У одной только соцработницы, которая приходит к Свердловой, дома стоит 11 деревьев из бисера.

— Я сейчас хочу подсолнухи сплести из бисера — большие, желтые, — рассказывает Роза Афанасьевна. — Очень хотелось бы научиться на коклюшках вязать. Но сейчас мне уже нельзя — зрение подводит. Стало резко падать, пришлось на время отказаться от увлечений. Мне нравится все это, интересно, но глаза все же дороже. Зрение — это самое дорогое, что у меня есть.

Бисероплетение — дорогое удовольствие. Стоимость одного маленького пакетика — около 10 рублей. А на большое дерево уходит 600-700(!) граммов бисера. Выгоднее покупать для работы бисер большими упаковками.

— Продать что-либо из своих работ у меня получается нечасто: ко мне никто не ходит, я тоже не выхожу. Как продавать-то? В основном я все раздариваю.

У Розы Афанасьевны сохранились самые первые ее работы — небольшие брошки в виде цветов. Пожалуй, это единственные миниатюрные вещицы — мастерица любит делать большие произведения. Работы Розы Афанасьевны выставлены в библиотеке №2 на ул. Емлина

© Городские вести

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Мебель студия
Корпорация РА
33 комода