Константин Дрыгин намерен отстаивать честные подписи честных людей в суде

29 октября 2011 г. 21:54
2734
24
Константин Дрыгин намерен отстаивать честные подписи честных людей в суде

В пятницу, 28 октября, на заседании первоуральской территориальной избирательной комиссии самовыдвиженцу Константину Дрыгину официально заявили об отказе в регистрации. Кандидатом в депутаты Законодательного собрания Свердловской области Константин Дмитриевич не стал в виду того, что 335 подписей в его поддержку не прошли проверку УФМС и Уральского центра судебной экспертизы.

— Из 1042 подписей достоверными признаны 707, недействительными — 184, недостоверными — 151, — доложили председатель ТИК Владислав Изотов. — В том числе, одна подпись попала под нарушение, когда один избиратель дважды поддержал выдвижение кандидата, 24 избирателя указали в подписном листе сведения, не соответствующие действительности, 171 подпись представлена с исправлением в датах или же без собственноручного внесения даты вообще, на что имеется заключение графологов. Еще 13 подписей имеют исправления сведений об избирателях, 15 подписных листов не были заверены собственноручными подписями лиц, осуществляющих сбор подписей, 4 подписи внесены не в срок. Подписи в количестве 151 признаны недостоверными, поскольку выполнены другим лицом.

Таким образом, забраковано 32% подписей в поддержку Дрыгина, что и явилось основанием решения ТИК об отказе в регистрации кандидата.

Следом за этим решением последовало вручение удостоверений первым официально признанным кандидатам в депутаты областной Думы.

— Повезло! — пошутил Константин Дмитриевич.

В числе «везунчиков» — Лев Ковпак («Единая Россия»), Владимир Боковец (КПРФ), Михаил Власов («Справедливая Россия») Александр Панасенко (ЛДПР). Напомним, что этим лицам сбор подписей не требовался.

У самовыдвижнки Марины Соколовой, что из Первоуральска, с подписями также не все в порядке — забраковано более 200, но официально об отказе ей планируют сообщить в воскресенье, 30 октября. У второй Соколовой из Лесного, по слухам, все в порядке. Но торжественного вручения ей удостоверения, нам вряд ли удастся засвидетельствовать — уж больно таинственна эта фигура.

Вот такая демократия

Константин Дрыгин, бывший кандидат:

— Сверху мне никто не звонил, как это было, по слухам, у Сергея Юрьевича Суслова, когда он баллотировался в мэры, поэтому я с надеждой и энтузиазмом собирал подписи. И все, кто вокруг меня был, честно и с огоньком в глазах работали.

Переживания уже прошли, они были дня три назад. Сейчас я восстановился и полон сил и жить хочется. Жизнь на этом не останавливается. Конечно, можно утереться или забыть и продолжать жить дальше. Может, и так правильнее. Но с другой стороны, в следующий раз получишь такой же плевок, я думаю. Поэтому придется побороться и попробовать отстоять честное имя тех людей, которые ходили и честно ставили подпись. Все, что возможно будет сделать, я думаю, мы сделаем, чтобы не было потом мучительно больно за то, что не использовал все шансы.

По большому счету демократичная процедура в нечто такое супер забюрократизированное, где запятая может стать причиной изменения судьбы как отдельного человека, так и многих людей. Конечно, я не скажу, что это трагедия, но проблемы не только у меня ведь такие — и в одном случае из-за запятой, в другом — люди откровенно идут на подлоги. Насколько было распиарино качество оформления подписных листов Марины Александровны Соколовой, я сам их видел — сброшюрованные тома, они как из типографии были, ни одного помятого уголочка. Она отнеслась очень кропотливо к их заполнению. Но и это не уберегло ее от нашей бюрократии.

У меня поддельными признали подпись не только моей мамы, но даже папа поставил поддельную подпись, как я разобрался. Якобы, кто-то поставил подпись за него, то есть поставлена подпись одним человеком от имени другого. Я точно знаю, что подписи ставили у себя дома, юрист мой ездил к ним. Я думаю, графологи не смотрели фамилию. Если бы посмотрели и увидели, что фамилия одинаковая, люди тут уж не должны подделывать подписи, то может чуть логичнее действовали. Еще очень много подписей забраковали, которые были сделаны на моем столе. В том числе, моими сотрудниками. Юрист с каллиграфическим почерком при мне заполняла. Но все равно оказалось плохо.

Правильно, я думаю, никак. Верней только один способ — когда выдвигают от партии. Вы видели же — сегодня всех людей от партии зарегистрировали. Но ведь чревато это тем, что люди будут подчиняться этой партии и в случае, если они голосуют неугодно, «неправильно», руководство сможет отозвать их из рядов депутатов. При этом когда все говорили, что люди от партий будут отстаивать узкопартийные интересы, мне казалось — да почему, вроде, они будут это делать? А сейчас у меня тоже именно такое впечатление. Где-то есть центр, который дает четкие указания, как действовать на местах, как нам жить. Ну, вот такая демократия, в нашем городе в том числе.

Из самовыдвиженцев у нас обязательно останется Марина Ивановна Соколова, чтобы ситуации не повторилось, когда все депутаты в знак протеста снялись, и остался один тот самый, на которого работала административная машина. Чтобы этого в нашем городе не произошло, я думаю, Марина Ивановна обязательно останется.

Сейчас у меня есть десять дней на обжалование с того момента, как мне будет выдано решение. А выдано оно мне будет 29го октября в два часа. К сожалению, обжаловать его надо в областном суде, а не в нашем городском. Так-то мы даже хотели перед судом устроить пикет из «забракованных подписчиков». Но в Екатеринбурге это не будет иметь такого результата, да и вывезти туда людей будет достаточно сложно.

© "городские вести"

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Музей СССР
Интерра Онлайн
Евродент Экран1