Константин Дрыгин рассказал о слушании дела в Верховном суде РФ

2 декабря 2011 г. 12:59
1773
21
Константин Дрыгин рассказал о слушании дела в Верховном суде РФ

В пятницу, 25 ноября, в Верховном суде РФ состоялось рассмотрение кассационной жалобы Константина Дрыгина на решение Областного суда об отказе в восстановлении регистрации его как кандидата на выборах в Законодательное собрание Свердловской области.

Напомним, 11 ноября Областной суд отказал Константину Дрыгину в восстановлении, оставив в силе решение Первоуральской территориальной избирательной комиссии. Областной суд, как и ТИК, при вынесении вердикта сослался на заключение графологической экспертизы. Сама же графолог Ирина Романова, вызванная в суд в качестве свидетеля, не смогла представить какую­либо определенную графологическую методику, которой руководствовалась при проведении экспертизы, ссылаясь только на собственный опыт и авторитет. Представитель прокуратуры в своей речи также признала, что «заключение экспертов носит вероятностный характер».

Константин Дрыгин направил кассационную жалобу в Верховный суд. В конце минувшей недели состоялось ее рассмотрение. По словам Константина Дмитриевича, сейчас в Верховном суде огромная масса представителей разных регионов. Практически все по одному вопросу — нарушения избирательного законодательства.

— Судей было трое — коллегия. К нам они были очень любезны: да как же такое случилось, да как же вам не повезло, — рассказывает Константин Дрыгин. — Мы вроде пытались сказать, что Областной суд объективно рассматривал дело. Они нам — да какой же он объективный? Когда один из судей зачитывал материалы дела, он сказал: представленное заключение экспертов правильное. После чего мой адвокат сказал, что, скорее всего, это проигрыш. У меня аж дар красноречия проснулся. Я задвинул речь о демократии. Задал суду вопрос — как тогда доказать, что люди, чьи подписи были признаны недействительными, существуют на самом деле? Привести 250 человек в суд? Судья сказал — не надо этого делать. И вообще, по большей части кивал, пока я говорил. Но в диалог не вступал.

После небольшого совещания суд вынес вердикт — оставить решение Областного суда без изменения. Отказ Верховный суд мотивировал тем, что в Избирательном законе есть сноска — в рабочую группу по рассмотрению представленных документов для выдвижения можно привлекать экспертов и пользоваться их заключением. А про нотариусов в законе не сказано ни слова. Поэтому мнению графологов доверять можно, а нотариус — это уже «самодеятельность».

— В Екатеринбурге в это время работали европейские наблюдатели, — продолжает Константин Дрыгин. — Мы их нашли перед самым судом — отыскали представительство в Варшаве, где нам дали контакты аккредитованных наблюдателей. Созвонились. Женщина на другом конце провода на плохом русском языке, после того, как мы объяснили ей ситуацию, сказала: «Ой, я так вам сочувствую, если бы это была Государственная Дума, мы имели бы право вмешаться. А так нет, мы не аккредитованы».

На вопрос — не пропало ли у него желание участвовать в выборах, Константин Дрыгин ответил:

— Если они меня в следующий раз завалят, им вообще должно быть стыдно… Хотя вряд ли… Сейчас на выборы в городскую Думу можно и от партии зайти. Я вообще не решил еще — пойду от партии или самовыдвиженцем. В любом случае, там подписей не так много нужно собирать. А 60 человек я и в Избирком приведу, которые подписи будут ставить перед Изотовым (председатель ТИК — ред.), чтобы не было возможности обвинить меня в том, что я их подделывал.

© "городские вести"

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Тангун
Продакшн
Евродент Экран1