«Точка невозврата пройдена…»

13 марта 2013 г. 12:04
6382
42
«Точка невозврата пройдена…»

«Мятежный» уральский мэр Юрий Переверзев — о том, что происходит вокруг него. О ролях Комарова, Муцоева, Куйвашева, Мишарина

Два года назад из-за этого политика свой пост вынужден был покинуть перспективный свердловский вице-премьер Вячеслав Брозовский. Теперь он противостоит крупной российской ФПГ и олигарху из списка Forbes. А еще про мэра Первоуральска Юрия Переверзева курсирует масса разнообразных слухов и баек. О его связях с ФСБ и екатеринбургской ОПГ «Центр», о принадлежности к сектантам, о том, что он «вообще человек ниоткуда», но его почему-то «боятся трогать», о физическом устранении оппонентов, о его колоссальных доходах и нестандартном для мужчины увлечении куклами (оппоненты, кстати, за глаза его так и называют - «Юра-кукловод»). В интервью Znak.com Юрий Переверзев оказался откровенен и рассказал обо всем, что происходило и происходит вокруг него.

Встреча состоялась после митинга, прошедшего накануне, 11 марта, на главной площади Первоуральска. Беседовали в его доме в поселке Пильная. Дом – не современный коттедж, а жилище с историей: его построил в 1952 году местный лесник, а Переверзев несколько лет назад выкупил и переделал под себя.

— Юрий Олегович, может, у вас еще один дом есть… побольше?

— Что, не похоже на жилье мэра?

— Нет.

— Ну, другого нет. Правда, здесь живу.

— Ладно хоть на Пильной, все-таки «первоуральская Рублевка»...

— Нет. «Рублевка» не на этой улице. Здесь старая застройка. Настоящая «Рублевка» — там (машет рукой в сторону горнолыжного центра «гора Пильная», который и правда окружают дорогие коттеджи).

— А раньше где жили?

—Квартира была в Первоуральске. Но на земле жить ведь лучше? Вот, продали квартиру и поселились здесь.

— Из-за экологии?

— Да, в том числе. С СУМЗа (Среднеуральский медеплавильный завод, подразделение УГМК) сюда практически ничего не доносится. Они сейчас больше этому внимания уделяют, но все равно еще бывает. Для Первоуральска промышленные выбросы, пожалуй, главная проблема. У нас в городском пруду, наверное, все металлы из таблицы Менделеева есть. И здесь тихо было…

— Что значит «было»?

— До того как ЭСПК (новый цех ПНТЗ — «Железный озон 32») не построили. Здесь было тихо. Сейчас по утрам иногда гул стоит. Не продумали они этого.

— Понятно. Конфликт с ЧТПЗ имеет личный подтекст. А дети с вами живут?

— Не личный! Проблема шума от ЭСПК всех местных жителей касается. Девять тысяч человек живет в их зоне. Дети… конечно, здесь живут. Где же еще? У меня сын — 12 лет и девочка — 5 лет.

— Кто детьми занимается?

— Жена. У меня, честно говоря, как выбрали [мэром], даже времени на семью нет. Если бы моржеванием не занимался, вообще бы сдох уже. А так у жены есть своя машина, возит их — сына в школу, дочку в садик. Она, кстати, в частный у меня ходит. Это принцип. Когда выбрали, первая же прокурорская проверка: выбил ли Переверзев ребенку место в детском садике? По закону положено. Но не хочу. Сейчас, правда, супруге тяжелее стало. Всякие кружки пошли... Сын одно время самбо занимался, скоро на бокс отправлю. Считаю, любой мужчина должен уметь за себя постоять.

— А куклами (слух подтверждается — в доме Переверзевых целая коллекция тряпичных кукол) жена увлекается или вы?

— Я. Года четыре уже, наверное, собираю. Каждый год на выставку езжу. Но коллекция, честно говоря, не такая уж большая. Часть дарю. В коллекции оставляю только самые интересные экземпляры. Мне вообще искусство нравится. Резьба по дереву, роспись... Входную дверь видели? Туркменский орнамент.

—Почему?

— Красиво. Понравилось. А, часы вот! От мамы еще. Храню. Им лет сто уже.

Дом Переверзевых, впрочем, трудно назвать музеем. Обычная для стандартного, не элитного жилья обстановка. Местами раскиданы детские игрушки, в коридоре - санки. Постепенно разговор от семьи и увлечений переходит к главной цели визита — диалогу о первоуральской политике и роли самого Переверзева в ней.

— Юрий Олегович, кто такой Переверзев? У многих есть ощущение, что этот человек появился в кресле мэра Первоуральска ниоткуда — феномен такой.

— Феномен? Может быть, в определенной степени есть в этом доля истины. Да, я был малоизвестный деятель в городе. Чем я занимался? Я работал на промышленных предприятиях. Начинал на Первоуральской птицефабрике. Дорос там практически до второго человека на предприятии – заместителя директора по производству. Потом в 2005 году мне предложили перейти в Свердловск, на должность генерального директора Хладокомбината №3. Это показалось интересным. Открывались определенные перспективы. Проработал до 2007 года и решил, что сейчас мне проще жить на вольных хлебах…

— Собственный бизнес?

—Да.

— Говорят, торговый.

—Да, магазинчики. У меня на тот момент было несколько помещений в городе. Можно было заниматься. Параллельно занялся политикой. Что я имею в виду под словом «политика»? Я, по существу, софинансировал газету «Общественная безопасность Урала», был её главным редактором…

— «Общественная безопасность Урала» — зачем вам это?

Я сейчас объясню. Активно участвовал в выборах в Первоуральскую городскую думу 2008 года, но не в качестве кандидата, а работал в избирательных штабах.

— В чьих?

— Я не буду называть имена. Кандидатов было много.

— То есть выступали в роли политконсультанта?

— В том числе. С 2009 года начал активно сотрудничать с местной ячейкой КПРФ, в частности с Воеводой Николаем Фёдоровичем. Он тогда руководил ей. «Общественная безопасность Урала» - тоже оттуда.

— Почему именно КПРФ?

— На тот момент в Первоуральске по существу было представлено две партии. Ну, то есть три, но в ЛДПР все ни шатко ни валко. Была «Единая Россия», естественно, тогда ей еще руководила Марина Соколова (лояльна экс-владельцу ПНТЗ, депутату Госдумы РФ Зелимхану Муцоеву), и КПРФ. КПРФ была представлена достаточно сильно, но она не участвовала ни в каких выборах вообще. Попытка участия в выборах 2008 года тоже не увенчалась успехом. Были организационные проблемы.

— И после этого сразу в мэры?

— Дело в том, что у нас тогда ситуация начала напоминать ситуацию сегодняшнего дня, но, конечно, не в таком экзальтированном виде. Это был 2010 год, когда начали травить мэра, тогда Максима Фёдорова (умер летом 2011 года). События начали стремительно развиваться, и уже в конце декабря стало ясно, что мэра собрались «уходить» по-серьёзному. Как гром среди ясного неба в 2011 году, после январских праздников, пришло сообщение, что мэр ушёл в отставку. Если не ошибаюсь, это было 11 января. На тот момент я был вторым секретарём местной ячейки КПРФ, и было принято решение, что если будут выборы, то в качестве кандидата от КПРФ буду выступать я.

— Почему именно вы, а не Воевода?

— Воевода сам ко мне обратился. Мы, кстати, с ним неплохо сработались. Почему я? Я был самый перспективный из ячейки, на их взгляд. Но и в то же время у нас совпали интересы с [депутатом Госдумы РФ от КПРФ] Николаем Езерским. Всем же известна эта история, что Николай Езерский очень активно конкурировал с Евгением Артюхом (покинул КПРФ, сейчас депутат свердловского Заксобрания от Общероссийского народного фронта). Артюх тоже хотел баллотироваться на пост. Он практически пролоббировал это решение через обком, хотя местная ячейка решила, что будет выдвигать меня. Но вмешался Езерский, член ЦК КПРФ, и было принято уже окончательное решение и обкомом, и ЦК, и местной ячейкой.

— Почему Езерский занял такую позицию? Вы с ним настолько близки?

— Вы знаете, нет. До этого я с ним встречался дважды: первый раз — брал интервью, второй - когда он приходил на ячейку.

— После интервью сразу в мэры!

— Просто совпали интересы. Тогда, на тот момент, у них были свои подводные камни.

— Взаимоотношения с Артюхом?

- Да, если Николай Николаевич захочет, а так я не готов комментировать.

— Хорошо. Откуда вы и как попали в мэры, понятно. Но дальше вы неожиданно выходите из КПРФ. Есть устойчивая версия, что вас убедили в резиденции губернатора.

— Давайте вспомним 2011 год. Вся страна в декабре входила в предвыборную конструкцию — декабрь 2011 года - выборы в Госдуму, март 2012 года - президентские. Я вышел из КПРФ в августе 2011 года. Действительно, на тот момент было не скажу что давление, но «поддавливание» со стороны [главы администрации губернатора Вячеслава] Лашманкина и непосредственно [губернатора Александра] Мишарина было, чтобы я покинул КПРФ.

— А как это «поддавливание» велось?

— Меня пригласили к губернатору, был разговор о том, что я нахожусь в партии, а это не входит в концепцию, так скажем, мэров, которые и сейчас, и тогда поголовно входили в правящую партию. То есть я выпадал из этого тренда, и, конечно же, поступали определённые предложения. Но я ещё раз хочу подчеркнуть, что это было не давление.

— Обещали обрезать деньги из областного бюджета?

— Я хочу продолжить. Посмотрите на предыдущую практику, где мэры избирались из оппозиционных партий. Получалось так, что фактически все они сразу перепрыгнули в «Единую Россию». То есть, мне удалось, и на данный момент я считаю, что для хозяйственника, для мэра это нормально, — оставаться беспартийным. Я сейчас, наверное, в Свердловской области один из немногих мэров, кто является беспартийным. Да, действительно, я вынужден был выйти, потому что так лучше будет для города. Плюс у нас ещё были определённого рода проблемы с ячейкой…

— Что за проблемы?

— В декабре 2011 года прошли выборы. Хочу заметить, что Первоуральск один из немногих получил более 40% для кандидатов-единороссов, везде был провал. Притом что говорили: Первоуральск - это «красный» город, протестный город, там мэр — выходец из КПРФ. Хорошо. Прошли президентские выборы — я руководил в Первоуральске штабом. Мы получили лучший результат среди 4 крупных городов: Екатеринбург, Каменск-Уральский…

— Лучший – это сколько?

— 68,11% за Владимира Путина. Мы даже перегнали некоторые районы Нижнего Тагила.

— Ваши оппоненты с ПНТЗ могут сказать, что это их заслуга.

— Я могу за себя сказать. Вообще, у победы всегда много отцов, а поражение всегда сирота.

— Про ячейку КПРФ не договорили. Вы начали что-то про скандалы, к тому же всем известно, что теперь вас там не поддерживают.

— Местную ячейку КПРФ, как я уже сказал, сотрясали скандалы весь 2011 и 2012 год. Причём они шли на фоне других скандалов, которые были и в других городах. Всех местных тогда просто взяли и исключили из партии. Они и наверх писали, а их всех оттуда выгнали и поставили своих — под контроль. Я не знаю, какая там сейчас картина, но, по крайней мере, сделано было так, что полностью всем стал заправлять [депутат первоуральской городской думы Денис] Ярин, который пришёл в партию, если не ошибаюсь, в 2011 году или в конце 2010. То есть он имел очень-очень слабое отношение к этому всему делу.

— Как так произошло? Я так понимаю, что это не позиция Езерского.

— Я могу только догадываться. Я не хочу называть.

— Хорошо, назову я. Есть господин Багаряков — бывший коммунист, теперь первый замглавы администрации губернатора…

— Я не хочу говорить.

— Зато сейчас вы сблизились с местным «Яблоком». Зачем?

— Давайте посмотрим на ситуацию июня-июля 2012 года перед выборами в гордуму Первоуральска. Что произошло? Все бренды партий, которые были способны баллотироваться в Первоуральскую городскую думу, оказались заняты. Людям с активной позицией, с определёнными финансовыми ресурсами, например Константину Дрыгину, практически не осталось площадки, с которой можно было стартовать. Потому что «Единая Россия» — само собой, «Справедливая Россия» — занято, ЛДПР — занято, КПРФ — занято. Везде было лобби ЧТПЗ. Что касается «Яблока»…

— Про вас еще шутят — был мэр «красный», стал «зеленый».

— Даже пишут так. Так вот, эти люди: Андрей Углов, Виталий Листраткин, Дрыгин (сейчас депутаты Первоуральской думы) — люди, которые правильно понимают... Ну что значит «правильно»? У них есть авторитет в городе, уважение, их поддерживают. У них не было площадки. Моя роль относительно этих людей и партии «Яблоко» в том, что я им просто не мешал идти на выборы. Я посчитал, что если все партии договорились, мы получим в думе стопроцентное лобби ЧТПЗ, что неминуемо приведет, на мой взгляд, к деградации законодательного органа.

— Эта ситуация лета 2012 года складывается на фоне конфликта с владельцем ЧТПЗ-ПНТЗ Александром Комаровым?

— Это следствие этого конфликта.

— Это личный конфликт?

— Многие мне задавали вопрос. Я сам иногда задумываюсь, насколько личностна мотивация у Андрея Ильича [Комарова]. Он ведь сам регулярно собирает депутатов и занимается с ними, я так понимаю, гипнозом по поводу того, что всё будет хорошо. Человек его уровня, олигарх, снисходит непосредственно до оперативного управления всей ситуацией. Значит, очень сильно надо. Я не думаю, что здесь всё-таки личностная мотивация. Если так, то все совсем плохо.

— Тогда что?

— Если посмотреть историю, то у ЧТПЗ дважды был провал с выборами мэра. Когда [Виталий] Вольф (экс—мэр Первоуральска, теперь управляющий Западным округом области) проиграл Фёдорову и когда [Николай] Фуртаев проиграл мне. В обоих случаях Комаров принимал участие. Кандидатуру Фуртаева он согласовывал. Более того, все знают, что Комаров принимал активное участие в снятии Фёдорова. Сейчас ведь попытка второй раз снять избранного главу.

— Зачем ему это надо?

— Чтобы под себя получить исполнительную власть. Сейчас ему удалось сформировать своё лобби. Раньше лобби у Новотрубного завода, читай ЧТПЗ, было - четыре человека.

— Ну, не мифологизируйте. Было много людей, лояльных к Муцоеву, когда он командовал ПНТЗ, тот же Вольф...

— На тот момент Муцоев уже ушёл

— Но они оставались, тем не менее. Нельзя утверждать, что ПНТЗ никогда не влиял на политику.

— Нет, конечно, всегда влиял. Вопрос в том, каким образом влиял. Посмотрите на Муцоева, насколько иная картина. Да, конечно же, мэр у них был свой, но они никогда не вмешивались в хозяйственные дела города так прямо, как это делается сейчас.

— Сейчас - это как?

- Происходит попытка непосредственно хозяйственного управления городом со стороны предприятия. Если ты на себя берёшь управление городом, ты отвечаешь за многие хозяйственные аспекты. А ведь мы имеем дело с городским хозяйством, у которого есть определённые проблемы, которые накопились давно. Ты берёшь за них ответственность, в том числе и перед областью. Раньше это ясно все понимали.

— Теперь не понимают?

— Есть основания полагать, что нет.

— Поясните…

— Первоуральск станет отдельным округом для выборов в Госдуму 2016 года. Во многом с этим связаны все движения. Вы вспомните, Комаров был в Совете Федерации РФ от Челябинской области, потом перестал быть сенатором. Он планировал стать представителем от Татарстана в Совфеде, у него не получилось. У него точно есть политические потуги, хочется иметь определённый статус.

— Как версия — возможно. Но вы исполнительная власть. У вас же есть свой начальник, губернатор Евгений Куйвашев, он тоже должен брать на себя часть сложностей при таком развитии отношений с ФПГ.

— Каких именно? Больше всего, что касается хозяйственных вопросов, я решаю с [премьер-министром Денисом] Паслером. С ним мы встречаемся регулярно. Так делают все мэры, это логично. Что касается губернатора, он же свой комментарий в декабре дал. Была попытка инициировать досрочно отставку главы. Была? Была. Губернатор своё суждение дал? Дал. Он же не стал вносить представление об отставке? Не стал. Он сказал, что подождём отопительного сезона и разберёмся, пока работайте. Это то, что сейчас могу сказать о наших взаимоотношениях.

— До конца отопительного сезона осталось месяц-два. Уже сейчас должно быть понимание того, что будет дальше.

— Мне кажется, ни у кого нет.

— Вообще нет?

— Думаю, вообще. Моё ощущение следующее: ярко выраженного тренда, что делать, нет. Видно, что в администрации губернатора есть достаточно влиятельная группа, которая бы не хотела полностью отдавать город челябинцам. Потому что это тоже сопряжено с определёнными, в том числе и политическими, рисками. Есть и те, кто на этом настаивает.

В городе то же самое. Здесь тоже есть разные силы, но все ждут, что скажет губернатор. По существу это сейчас решающий фактор. Форма [его] выражения может быть разной.

— А если ничего не скажет?

— Я буду работать.

— У вас же есть один «неуд», еще один - и отставка…

— Второй «неуд», согласно 31-му федеральному закону и нашему Уставу, мне можно поставить только в 2014 году. Только после этого появляются основания для моей отставки. Срок моих полномочий - до 2015 года. С учетом судебной практики им в лучшем случае удастся выиграть несколько месяцев.

— Судебной практики?

— Все данные мне оценки я буду оспаривать в суде. Такое право у меня есть.

— Первую тоже?

—Тоже. Считаю, что это не является реальной оценкой деятельности моей и моей команды. Это было политическое решение. К хозяйственной деятельности, за которую оценивают, оно не имеет никакого отношения. У них даже не было критериев: что такое «хорошо», что такое «плохо». Прошлый состав думы, кстати, мне ставил удовлетворительную оценку.

— Но есть еще январское решение публичных слушаний о введении института сити-менеджеров. На 28 марта назначено новое заседание думы по этому вопросу. К этому времени избитый депутат Александр Цедилкин точно выйдет из больницы и двуглавую систему введут.

— Не факт. В суде сейчас рассматривают иск. Первую инстанцию в Первоуральском суде заявитель проиграл. Это было прогнозируемо. Но сейчас будет обжалование в областном суде. У меня нет сомнений, что это дело, если дойдёт до областного суда, а надо будет - и до Верховного, будет проиграно Первоуральской городской думой.

— В чем суть иска?

— В признании решения от 27.12.2012 года о назначении публичных слушаний. Там были ошибки в публикациях о назначении слушаний, неправильно была проведена процедура. Я сразу заявлял своё мнение, что эти публичные слушания были незаконны. И всё, что идёт от этого незаконного решения, — оно в принципе в своей основе незаконно. Второй момент, я наложу вето на это решение.

— У вас есть право наложить вето на утверждение результатов публичных слушаний?

— Есть. Потом, Устав ещё нужно зарегистрировать в Минюсте. Как показывает практика, это очень долгая процедура. То есть, вступят в силу поправки или не вступят и насколько они будут легитимными, покажет практика апреля-мая.

— Но в стане ваших оппонентов проговаривается, что уже в конце марта Переверзева уберут.

— Разговоры поддерживаются даже Вольфом. Причём среди тех людей, которые колеблются, потому что дух воинский надо поддерживать. С момента моего избрания меня должны были убрать в сентябре, потом в декабре, потом в апреле, потом сразу после отопительного сезона, сразу после выборов октябрьских. Дата казни переносилась много раз.

— Но каждый раз палач болел?

— Да (смеется). Сейчас еще говорят, что на Переверзева заведено уголовное дело. Там по происходящему в ЖКХ. Ну, вы помните, когда те же «управляшки» с «Ватутина, 50» подняли квитки, а все шишки перевели на Переверзева. Все уже забыли, видимо, как я тогда посоветовал людям не платить, пока не разберемся, откуда такие цифры. При помощи первого зама минэнерго [Геннадия] Зверева тогда на уровне РЭК решили вопрос с платой за ОДН (общедомовые нужды). Не более 10-12% плюсом к личному потреблению. Так меня сразу попытались обвинить в срыве коммунальных платежей. И сейчас все, кто говорит про уголовное дело, забывают, что еще даже обвинения не предъявлено. И чтобы меня снять в связи с уголовным делом, нужно решение суда.

— Но вас могут просто запутать в уголовных делах разной направленности. Такая практика сейчас широко применяется. За примерами и далеко ходить не надо – дело об избиении Цедилкина. Подозреваемый — Сергей Носарев, говорят, муж вашей сестры.

— Практика… да, есть такая. У богатого человека, у олигарха, много возможностей — «заказать» дело на мэра не составляет труда. Есть, конечно, проблема в нашей правоохранительной системе – она не совершенна, но всё-таки, верю, что есть объективность подхода.

По Носареву — тот, кто оплачивал публикации в областных СМИ по поводу того, что Сергей Анатольевич Носарев, мой родственник, и есть истинный заказчик всего этого. Я заявляю, что Сергей не имеет никаких родственных отношений со мной. Я вообще не знал его жену. После того как прочитал, позвонил и уточнил. В девичестве она Юлия Михайловна Попова, не Олеговна, не родная сестра. Она уроженка Первоуральска, родители в Билимбае жили.

Что касается случая с Цедилкиным, надо смотреть, кому это выгодно. Везде идёт заявление по поводу того, что напали на Цедилкина, чтобы сорвать заседание. Но это же неправда! Обратите внимание: заседание думы легитимно при 19 человеках. На тот момент было 27. Что мешало председателю Первоуральской городской думы Николаю Козлову начинать заседание? Он его отложил на два часа. Начинались разговоры по поводу «неуда», что Переверзеву не выгодно голосование. Но голос Цедилкина ничего не решал. Чтобы поставить «неуд», достаточно простого большинства — 15 человек. Второй вопрос был о двуглавой системе, и голос Цедилкина тоже бы не требовался. Хорошо известно, что накануне была дана команда Ярину не голосовать за это решение. Езерский приехал в город. 19 голосов они тоже не набирали хоть с Цедилкиным, хоть без.

— Езерский до сих пор поддерживает вас?

— По данному вопросу это позиция КПРФ. Они везде поддерживают выборность мэров, а Ярин вопреки этому решил голосовать за сити-менеджера. Что касается Езерского - конечно, мы общаемся, поддерживаем контакты, поскольку Езерский всё-таки депутат от нашей территории, в том числе.

— А с Муцоевым и главой завода «Уралтрубпром» Григорием Архиповым? Через последнего вас, кстати, связывают с миром криминала, с известной в Екатеринбурге ОПГ «Центр» — «центровыми».

— С Муцоевым я виделся в жизни два раза. Был хороший диалог в конце 2012 года, и сейчас в его последнее появление в городе 28 февраля. Мы с ним обсуждали хозяйственные вопросы, поскольку он изнутри знает проблемы Первоуральска. Он долго здесь пробыл, он знает и политическую жизнь, многих политических фигур, и хозяйственную жизнь. Насколько я его понял, он не поддерживает деятельность своих коллег по партии, которые пытаются лишить горожан права выбора.

Архипов… я не поддерживаю с ним контактов. Есть на «Уралтрубпроме» менеджмент, если появляются какие-то проблемы, то мы их решаем.

А вообще, одно время меня с [Павлом] Федулёвым связали. Было несколько таких публикаций. Я же его только по телевизору видел. Хотя знаю, что у нас есть граждане из числа депутатов в лобби ЧТПЗ, которые непосредственно с ним связаны, и им бы хотелось умолчать об этих связях.

— Есть еще версия, что Переверзев - сектант. Называют «Новую церковь» — это «пятидесятники». Рассказывают, что на выборах приезжали люди из этих организаций, из Санкт-Петербурга, с чемоданами денег, обеспечив ими победу Переверзева.

— «Пятидесятники»? Я крещёный, и сын у меня крещён. Православный. По поводу чемодана денег. Если вы знаете про работу на выборах, то политтехнологи с чемоданами денег не приезжают. Они обычно их увозят, поэтому это не так. Те, кто сейчас работают против меня, [замдиректора ПНТЗ Эдуард] Коридоров, например, прекрасно это знают. И они также знают, что многие первоуральцы меня поддерживают. Не все конечно, но многие. Поэтому надо смешать мое имя с грязью — бандиты, сектанты, в личную жизнь пытаются залезть…

— Но если нет никого за плечами, то как удается оставаться на плаву? Может быть, вас прикрывают в ФСБ? Говорят, что у Николая Езерского брат - замруководителя регионального управления.

— Это из разряда Федулева и прочих уток.

— Напоследок хотелось бы услышать ваш прогноз о развитии ситуации. Сколько будет продолжаться ваш конфликт с трубниками?

— Я хочу, чтобы и вы и все остальные понимали — я не конфликтую с предприятием под названием ПНТЗ, у меня конфликт конкретно с акционером. Когда ко мне приходит исполнительный директор ПНТЗ — у нас с ним нормальный рабочий контакт. Что касается человеческих отношений Комарова, то не буду говорить. Невозможен диалог, когда кто-то сидит за столом и хочет, чтобы ты сидел под столом. Невозможен.

— То есть на компромисс не пойдете? Допустим, будет условие: Переверзев уходит, но ЧТПЗ не меняет систему управления городом и назначаются внеочередные выборы мэра?

— Нет. Переверзев не уходит. Объясню, почему. Мы уже дошли до той точки, давно уже. В декабре я через депутата Муцоева пытался организовать встречу с Комаровым, чтобы нам обсудить единственный вопрос: что вам надо, Андрей Ильич? Был отказ на основании того, что точка невозврата у Андрея Ильича пройдена, на его взгляд. Что является для него точкой невозврата, я не знаю. Теперь смотрите —моя досрочная отставка… Почему я должен уходить? Так хочет один человек? Мы в 2012 году отработали хорошо. Мне там стыдиться нечего. Мы с командой сделали многие вещи, которые давно не решались в Первоуральске. Дороги, например, делали, в садиках открыли дополнительно 754 места, в том числе и за счет нового строительства. Почему Переверзев должен уходить? Мэра выбирают на определенный срок. Отработал, и потом люди сами оценивают его работу голосованием.

— Пойдете снова?

— Пока не знаю. Если бы я в 2011 году знал о том, что предстоит еще пережить, подумал бы 300 раз.

Игорь Пушкарев, фото - Вадим Ахметов

© www.znak.com

Сообщите новость
Пришлите свою новость или расскажите о проблеме в редакцию
Мебель студия
Вентиляция
Евродент Экран1